Интервью
Главная  /  Интервью  /  «Дакар» без Дакара: что стало с легендарной гонкой

«Дакар» без Дакара:
что стало с легендарной гонкой

Говорят, что ралли-рейд «Дакар» уже не тот, и с прежним, африканским «Дакаром» его не сравнить ни по экстриму, ни по накалу страстей. Так это или нет, мы попросили рассказать непосредственных участников и победители этой гонки из команды «КАМАЗ-мастер»

Накануне очередного ралли-рейда «Дакар» мы встретились с людьми, уже познавшими вкус шампанского на подиуме этой гонки. На наши вопросы ответили штурман Константин Жильцов, ставший в 2013-м бронзовым призером марафона, и пилот команды «КАМАЗ-мастер» Эдуард Николаев, победивший в том же году в грузовом зачете «Дакара».

Отличаются ли, с вашей точки зрения, друг от друга современные, южно-американские «Дакары»?

К.Ж. Лично я больших отличий не вижу. И, к сожалению, из года в год это соревнование все больше напоминает классическое ралли. Наверное, ближе всего к «Дакару» была первая редакция этой гонки, когда и в Аргентине, и в Перу были серьезные пески. Из плюсов могу отметить лишь гостеприимство местного населения. Сейчас, на мой взгляд, спортивная составляющая «Дакара» сильно пострадала – по сути, остался лишь бренд, да и его будущее под большим вопросом. У меня создается впечатление, что сегодня для организаторов «Дакара», компании ASO, это не более чем коммерческий проект. Лично мое мнение, что эта история ASO постепенно движется к завершению.

Э.Н. «Дакар» для меня в любом случае является знаковым событием, и я к нему всегда серьезно готовлюсь. Пусть это прозвучит пафосно, но на кону стоит и честь команды, и честь страны. Да, многие говорят, что в современном «Дакаре» уже нет духа того «Дакара», африканского, нет тех бивуаков, многие экипажи предпочитают жить в гостиницах. Когда мы первый раз приехали в Южную Америку, мы посчитали эту цивилизацию большим благом, но сейчас не хватает той обстановки песчаных бурь, когда даже умывались с песком. Что касается дорог, то грузовикам куда больше подходит бездорожье, чем нынешние узкие горные серпантины. Эта гонка все больше напоминает классическое ралли, где любая остановка, любой прокол колеса сразу отбрасывает экипаж далеко назад в таблице зачета. И это притом, что если раньше счет шел на минуты, а то и на часы, то сейчас плотность результатов измеряется в секундах. Но как бы ни менялся «Дакар», это для нас по-прежнему годовой экзамен, который мы должны сдать на «отлично». Мне кажется, что независимо от того, на каком континенте проходит «Дакар», даже добраться до финиша этой гонки – уже почетно. Но у нас другие задачи: не просто покорить «Дакар», а победить. Да и доверие наших учителей мы обязаны оправдать. Тех, кто создавал команду и кто побеждал на предыдущих «Дакарах». Это и Семен Семенович Якубов, и Владимир Геннадьевич Чагин, который ныне возглавляет команду «КАМАЗ-мастер». Кое-кто из тех, кто был соперниками Владимира Чагина и Фирдауса Кабирова, сейчас соревнуются с нами и уже считают нас очень серьезной силой.

Насколько «Дакар» подвержен «гонке вооружений»?

К.Ж. Безусловно, подвержен и, как мне кажется, это еще один пример «кризиса жанра» – здесь все «заточено» под заводские команды. А таковых всего три. Команда X-raid в своих технологиях, по моему мнению, уже достигла вершины, а вот в Toyota сейчас очень активное движение вперед. Что же касается Peugeot, то это действительно заводская команда, и этим все сказано. Новые технологии, новые концепции. Но, что интересно, в их автомобилях четко прослеживаются «мотивы» багги Жана-Луи Шлессера. И эта команда только в начале своего пути.

Э.Н. С каждым годом борьба в грузовом зачете становится все более серьезной – соперники не отказываются от мысли «взять» «КАМАЗ-мастер». Например, Алеш Лопрайс постоянно ищет конкурентоспособный автомобиль и меняет команды – в этом году он стартует в составе команды Жерара де Роя на грузовике Iveco. Вероятнее всего, все поняли, что на «Дакаре» успех приносит командная тактика. На хорошо подготовленных автомобилях MAN едут опытные Ханс Стейси и Петер Верслуис, на технических проверках мы видели новый автомобиль капотной компоновки Scania. Очень хорошо подготовлена команда Renault Truck, которая одержала победу на недавней гонке в Марокко. За рулем этого специфического автомобиля с коробкой-автоматом едет Мартин ван ден Бринк. Что касается наших грузовиков, то, по сравнению с прошлогодними версиями, глобальных доработок нет, но внесенных изменений много. Несмотря на то, что автомобиль совершенен, любая мелочь может дать прибавку. И в этом большая заслуга нашего технического директора Владимира Ивановича Губы. Да и на последующие годы у нас есть запас идей, которые позволят эту машину развивать и дальше.

Успех, безусловно, зависит от слаженной работы экипажа. Что касается пилота, то, как мне кажется, ему, помимо опыта, нужен и некий талант. А что нужно для подготовки хорошего штурмана? Опыт? Кропотливая работа?

К.Ж. Мне как штурману в приобретении опыта везло. Во-первых, у меня был опыт пилота, а потому было и понимание того, что пилот ждет от штурмана. Во-вторых, четыре года, проведенные в экипаже с Жаном-Луи Шлессером, полностью перевернули мое понимание самой сути ралли-рейдов. Но с тем мнением, что хорошим штурманом можно стать исключительно путем учебы и приобретения опыта, я не согласен. Да, можно научиться пользоваться приборами и разбираться в дорожной книге, но еще нужно иметь и особое чутье, некий компас внутри себя. Это качество можно развить, но изначально нужно иметь этот талант. Да, штурман может ошибаться, но важна причина этой ошибки. Это могут быть и организационные просчеты, и недостаточная психологическая совместимость экипажа.

Э.Н. В этом году на этапе чемпионата России руководитель команды Владимир Геннадьевич Чагин дал возможность всем нашим пилотам проехать в качестве штурманов. И я без преувеличения могу сказать, что настоящим штурманом нужно родиться. Да, есть определенная школа, но хороший штурман всегда будет выделяться среди прочих.

За примером далеко ходить не надо — в нашей команде это Айдар Раисович Беляев, человек, который в любой гонке и в любой ситуации находит правильное решение. У него есть особое чутье, чтобы найти трек «правильней правильного». И не случайно у нас в команде именно Айдар Раисович отвечает за подготовку штурманов.

А в Африку-то хочется?

К.Ж. Да, конечно. Я вообще считаю, что когда в 2008 году эту гонку на африканском континенте отменили, «Дакар» погиб. Марокко, Мавритания – вот где настоящие ралли-рейды. Я постоянно на связи с Жаном-Луи Шлессером, он знает мою любовь к Африке, знает мои способности, и двери на африканский ралли-рейд для меня всегда открыты. Мне, как штурману, больше нравятся открытые пески, сложная навигация, но моя нынешняя программа пока не позволяет выступить на гонке Africa Eco Race.

Э.Н. Конечно, хочется. Я был на марафоне «Лиссабон – Дакар» в 2007 году, механиком в экипаже Ильгизара Мардеева. И очень хотел бы проехать эту гонку уже в качестве пилота. Я выступал пилотом на ралли-рейде в Марокко, но хочется проехать весь маршрут. Мы тренируемся вместе с Антоном Шибаловым и Сергеем Куприяновым, но в конце года нас разделяют маршруты. Так вот, ребята очень много рассказывают о сложнейших песках Марокко и Мавритании. Хотелось бы проверить и то, как в эти условиях будет работать двигатель Liebherr, который мы используем на наших грузовиках.