Путешествия
Главная  /  Путешествия  /  Пробег Победы: по местам боевой славы

Пробег Победы:
по местам боевой славы

За месяц с небольшим до 70-летия Великой Победы обозреватели «5 Колеса» при поддержке Торгового Дома «КАМА» отправились на Hyundai Solaris в юбилейный Пробег Победы от Москвы до Бреста: почтить память советских солдат, погибших на этом пути за три страшных года с июня 1941-го по лето 1944-го

 

День 1. На Брест

День 2. Хатынь, «Линия Сталина»

День 3. Брестская крепость

День 4. Каменное кольцо Бреста

 

От штыка до штыка

В канун 70-летнего юбилея Великой Победы мы отправились из Москвы в Брест совершить паломничество по памятникам самой кровопролитной войны в истории и почтить память павших на этом пути в три страшных года с июня 1941-го по лето 1944-го, когда советские войска добрались наконец до старой русской крепости на берегах Буга, столь отчаянно защищавшейся в первый месяц войны.

Оттого ли, что для старта пробега мы выбрали столь веселый день, как 1 апреля, или для пущей аутентичности воспоминаний о московской зиме 41-го, но погода решила вдруг сыграть злую шутку, ни с того, ни с сего вновь укутав столицу в снежное покрывало. Вдобавок первоапрельское утро накрыло город таким плотным предрассветным туманом, что даже 140-метровый штык-обелиск на Поклонной горе - отправную точку нашего путешествия не различить и со ста метров. Погода абсолютно нелетная, но нашему "георгиевскому" Hyundai Solaris это не помеха! До конечной точки маршрута - почти такого же, только чуть пониже, штыка-обелиска на центральном острове Брестской крепости, более 1000 км и десятки больших и малых мемориалов живым и павшим героям Великой войны.

 

День 1. На Брест

Пожалуй, ни одна другая дорога на свете не может "похвастаться" столь скорбной коллекцией военных памятников, как трасса Москва-Брест...

Первый большой мемориал трассы М1 - воинам-дорожникам, как и памятник Зое Космодемьянской, укрыт под столь толстым снежным покрывалом, что не видно даже кроваво-красных гвоздик на гранитной плите.

На обочине вырастает устремленный в небо силуэт истребителя Як-3 - памятник летчикам, защищавшим Москву.

Дот Можайской линии обороны 1941 г. над рекой Еленкой под снегом не разглядеть. Видны лишь скорбные фигуры мемориала.

Последний монумент Подмосковья: "Их было десять тысяч", неподалеку от "Замри-горы" - самой высокой точки Московской области.

Московскую область сменяет Смоленская.

Первый придорожный мемориал "Смоленщины" - "Танк Т-34-85" в Андрейкове у поворота на Вязьму.

Обелиск ополченцам защищавшим Москву в 1941 г. на берегу реки Новоселки в Чепчугове на 243 км трассы М1.

Вечный огонь на братской могиле в Ярцево, где покоятся останки 3720 воинов, погибших в 1941-1943 гг.

На 445 км М1 стоит памятник защитникам Смоленщины в местечке Белеи.

Кладбище героев в Красной горке отличают раскрашенные памятники. Это последний российский мемориал М1: четырьмя километрами дальше - российско-белорусская граница.

Война унесла жизни каждого четвертого жителя Белоруссии. Да и наступление советской армии 1943-1944 годов было на редкость кровопролитным. Неудивительно, что каждые 10-15 км вдоль шоссе попадаются небольшие обелиски и захоронения. Памятник герою-подпольщику в местечке Буда.

 

День 2. Хатынь, «Линия Сталина»

Главный мемориальный комплекс белорусской столицы – Курган Славы, построенный в 1969 г. на восточной окраине Минска, на том месте, где во время операции «Багратион» была уничтожена в «минском котле» 100-тысячная группировка немецких войск. 35-метровый насыпной курган венчают четыре 36-метровых штыка, символизирующих четыре фронта советской армии, освобождавших Белоруссию.

У подножия кургана – выставка военной техники.

Из Минска наш путь лежит на север. Деревня Хатынь, сожженная нацистами вместе с жителями 22 марта 1943 г., – сегодня стала символом скорби всего белорусского народа.

Поводом к жестокой расправе над жителями Хатыни стал обстрел колонны немецкого карательного батальона (предположительно партизанами из отряда «Дяди Васи», которые накануне ночевали в деревне).  Во время атаки у немцев погибли пулеметчик, трое полицаев и капитан полиции Ганс Вельке – чемпион берлинских Олимпийских игр 1936 г. Именно гибель легкоатлета, бывшего гордостью нации и лично знакомого с Гитлером, скорее и сыграла трагическую роль в судьбе Хатыни.

В тот же день 118-й карательный батальон окружил деревню, согнал ничего не подозревавших жителей в колхозный сарай. Каратели обложили сарай соломой, облили бензином и подожгли. Лишь нескольким детям и деревенскому кузнецу Иосифу Каминскому посчастливилось пережить жестокую расправу, в которой погибли 149 жителей деревни, в том числе 75 детей. Впрочем, мемориальный комплекс, открытый в Хатыни в 1969 г., – скорбная дань памяти не только Хатыни, а всем мучениям самой многострадальной республики в истории Второй мировой войны. Война унесла жизни четверти мирного населения Белоруссии.

Мемориальный комплекс занимает площадь около 50 гектаров.

Улицы деревни выложены бетонными плитами цвета пепла.

На входе посетителей встречает шестиметровая бронзовая скульптура «Непокоренный человек» с мертвым ребенком на руках.

Рядом - гранитный мемориал, наклонные плиты которого символизируют крышу сожженного сарая.

На месте 26 сгоревших домов стоят символические бетонные венцы в виде опаленных печных труб с бронзовыми табличками с именами жителей и траурными колоколами, каждые 30 секунд оглашающими печальным звоном мертвую деревню. Перед каждым домом – открытая калитка.

На месте деревенских колодцев – каменные обелиски.

Дальше расположено единственное в мире «Кладбище деревень»: могильные плиты символизируют 185 белорусских деревень (186-я – Хатынь), сожженных нацистами вместе с населением.

На вершине холма у леса – Вечный огонь.

Возложив цветы к Вечному огню Хатыни, мы отправляемся дальше – на запад, где в нескольких десятках километров от Минска расположился самый масштабный в Белоруссии военно-исторический музей под открытым небом - «Линия Сталина».

Его исторической основой стали ДОТы Минского укрепрайона масштабной оборонительной «Линии Сталин», простиравшейся в 1930-х гг. от Карельского перешейка до самого Черного моря, с эшелонированной глубиной обороны до 6 км.

Увы, после переноса границы СССР в 1939 г. на берега Буга, «Линия Сталина» была практически полностью разоружена, а вдоль новой границы начали возводить, но так и не успели достроить к 22 июня 1941 г. «Линию Молотова». Сегодня историко-культурный комплекс «Линия Сталина», открытый в 2006 г., позволяет как нельзя лучше почувствовать дух войны.

Здесь можно не только познакомиться с образцами военной техники, побывать в ДОТах и на воссозданной КСП линии границы, прогуляться по траншеям и блиндажам, и пострелять холостыми патронами из любого оружия Великой отечественной, но и покататься на танках по полигону, на котором по праздникам проводятся масштабные реконструкции.

На протяжении 350 км от Минска до Бреста скоростное шоссе М1 пролегает вдали от населенных пунктов. Из памятников войны попадаются лишь несколько небольших ДОТов. Ближе к Бресту, когда вдоль дороги вырастают деревни, почти в каждой есть свой мемориал героям войны.

Аллея Славы и памятник воину-освободителю в деревне Федьковичи под Брестом.

Преодолев 1150 км от российской столицы, мы наконец въезжаем в пограничный город-крепость – Брест.

 

День 3. Брестская крепость

Построенная в середине XIX века в излучине Буга и Мухавца, cтарая русская крепость над Бугом после Великой Отечественной войны стала символом беспримерного героизма советских воинов. В 1965 г. цитадели было присвоено звание крепость-герой, а в 1971 г. на ее Центральном и Северном островах - был открыт один из самых масштабных в мире мемориальных комплексов.

Первый день нашего пребывания в Бресте мы, естественно, решили посвятить крепости.

Парадный вход в крепость в виде звезды, под сводами которого каждый час звучат голос Левитана и "Вставай, страна огромная", возведен при  строительстве мемориала на восточных валах Северного острова, где в 1941 г. сражались артиллеристы 98-го отдельного противотанкового дивизиона.

В валах сохранились опаленные огнеметами казематы. А вот георгиевские ленточки на их решетках в этом году сменили ленты в цветах белорусского флага... Активисты Белорусского союза молодежи вдруг решили, что "пророссийские" георгиевские ленты ущемляют и их национальную гордость... Может быть теперь и всем белорусским ветеранам стоит заодно поменять колодки медалей "За победу над Германией" и орденов "Слава"?

Огромная воронка "бомбочка" - все, что осталось от Восточных ворот крепости, заминированных немцами в 1944 г. и взлетевших на воздух при неудачной попытке разминирования советскими саперами.

Слева - воронка от взрыва  1800-килограммовой бомбы на валу внутренней "подковы" Восточного редюита. Известное больше как Восточный форт, это укрепление продержалось до 30 июня 1941 г., став последним оплотом организованной обороны крепости.

Это поле, с дорогой, ведущей к Восточному форту, 22 июня превратилось в "долину смерти" 45-й пехотной дивизии немцев. Счетверенный зенитный пулемет, установленный в угловом каземате второго этажа покосил не один десяток захватчиков.

В северо-западном углу казематов внешнего вала Восточного форта, неподалеку от того места, где Родион Семенюк после войны отыскал собственноручно спрятанное перед сдачей форта полковое знамя, горжевая стена испещрена пулями зенитной установки немцев, стоявшей на внешнем валу Северного острова.

В этих казематах, перерытых сегодня черными копателями, на протяжении недели сражался гарнизон из четырех сотен бойцов.

Руководитель обороны форта майор Петр Гаврилов вместе с одним из пограничников укрылся от немцев, зарывшись в песок вала через отверстие в одном из внешних казематов.

После ухода немцев из форта, Гаврилов перебрался в казематы внешнего вала крепости слева от Северных ворот и укрылся в капонире.

Согласно официальной версии Гаврилова, именно в этом каземате на 32-й день войны он принял свой последний бой и был захвачен в плен.

Если верить крепостным легендам, последний русский солдат продержался в крепости до апреля 1942 г. Здесь и правда немало мест, где можно спрятаться. К примеру, дот на северо-западном валу или многочисленные казематы и пороховые погреба в недрах внешнего вала.

Александровский капонир у Северных ворот крепости.

Польская казарма у Северо-западных ворот, в которой в 1941-м размещался 125-й стрелковый полк, после реконструкции будет передана патриотам из Белорусского союза молодежи. Вот только "реконструкция" эта проходит весьма странно: "археологи на экскаваторах" при прокладке коммуникаций уже подняли ковшами на поверхность останки нескольких человек из июня 1941-го и останавливаться на достигнутом, судя по всему, не собираются. Никаких археологических изысканий и разминирований никто не проводил. При этом поражает как цинизм, так и отчаянная смелость строителей, ведь крепость нашпигована не только останками своих защитников, но и взрывоопасными “приветами” из огненного 41-го.

Центральный остров  - сердце мемориального комплекса "Брестская крепость - герой". Помимо входной "Звезды" на Северном острове в него входят две скульптурные композиции - "Мужество" и "Жажда", 104-метровый штык-обелиск, Музей обороны и вечный огонь на площади церемониалов, под плитами которой покоятся останки защитников крепости.

От Кольцевой казармы, опоясывавшей раньше весь Центральный остров, ныне осталось менее половины.

Свято-Николаевский храм в центре Цитадели. Здесь 22 июня немцы попали в первое окружение новой войны.

Установленный несколько лет назад памятник пограничникам у остатков фундамента здания погранзаставы у Тереспольских ворот.

Тереспольские ворота крепости, через которые в августе 1941 г. на экскурсию по крепости въезжали Гитлер и Муссолини.

Фасад Холмских ворот Цитадели стал символом Брестской крепости.

А отсюда - с их тыльной стороны из расположения 84-го стрелкового полка утром 22 июня советские бойцы пошли в первую контратаку.

Монумент "Мужество" – самое масштабное изваяние мемориального комплекса.

Монумент "Жажда". На отдельных участках стоящей на островах крепости ее защитники умирали от жажды, не имея возможности под ураганным огнем подступиться к рекам и обводным каналам.

Вид с Холмского моста на рукав Мухавца, разделяющий Центральный и Южный острова.

Южные ворота крепости.

 

День 4. Каменное кольцо Бреста

C развитием артиллерии на рубеже XIX–XХ веков Брестская крепость многократно модернизировалась, обрастая кольцами фортов и оборонительных казарм. Так или иначе, но к 1939 г., когда после совместной советско-германской победы в "освободительной войне" против Польши Брест вернулся в состав Белоруссии, цитадель практически полностью утратила свое стратегическое значение, превратившись по сути в "казарменный форпост" спешно строившегося вдоль новой старой границы 62-го укрепрайона "Линии Молотова".

Второй день в Бресте мы отдали знакомству с крепостными фортами и дотами 62-го УРа.

Внутреннее кольцо фортов, отстоящих от крепости на 4–5 км, получило в свое время номерные обозначения. Внешнее, в 8–10 км от цитадели, – литерные. К сожалению, большинство фортов, обращенных на восток, были взорваны еще при отступлении русской армии в Первую мировую в 1915 г. Западные же частично располагаются на территории Польши.

Из номерных укреплений в Белоруссии в наилучшей сохранности пребывают 1-й, 5-й и 8-й форты. Последний, правда, в прошлом году окончательно захватили коммерсанты, устроившие в памятнике фортификации автосервис и гранитную мастерскую.

Хорошо хоть 5-й форт к югу от Бреста удалось сохранить, очистить и включить в состав музейного комплекса «Брестская крепость-герой». Практически все казематы, потерны и капониры форта сегодня в идеальном состоянии.

Чего не скажешь о самом интересном из сохранившихся по эту сторону Буга литерных фортов – А. Так и недостроенный полностью перед Первой мировой, форт А сейчас полностью зарос деревьями и загажен. Долгое время в его переднем капонире обитала самая большая в Белоруссии колония летучих мышей, но в прошлом году живодеры выжгли заказник, и форт у самой границы был окончательно закрыт и заброшен.

На валах форта А и в его окрестностях имеется несколько дотов 62-го Ура, как целых, так и подорванных.

Взорванный немцами при отступлении в 1944 г. пороховой погреб неподалеку от форта №5.