Обзоры
Главная  /  Обзоры  /  Энцо Феррари и его «жеребцы»
[

Энцо Феррари и его «жеребцы»

]
Энцо Феррарии его «жеребцы»
В минувшем марте исполнилось ровно 70 лет с тех пор, как Энцо Феррари впервые выехал за ворота своего завода в Маранелло на автомобиле носящем его имя. Так в крошечном никому не известном городке на обочине древней римской дороги Виа Эмилия родилась главная автомобильная легенда XX века – легенда по имени Ferrari

Мог ли кто-то из местных крестьян тогда весной 1947-го года предположить, что рев 12-цилиндрового мотора, разносившийся далеко над просторами полей Эмильи Романии – лишь первый раскат грома будущих побед Scuderia Ferrari?! Побед, которые обессмертят имя своего создателя и принесут крошечной деревушке Маранелло славу главной гоночной «Мекки» планеты!

Впрочем, справедливости ради, следует признать, что первые раскаты этого грома прозвучали в Эмилии Романии почти на полвекараньше, когда холодным февральским днем 1898 года, в семье Альфредо и Адальгизы Феррари появился на свет второй сын. Рождение младенца сопровождалось небывалой по силе бурей со снегом: столь яростной, что Альфредо Феррари лишь через два дня решился наконец выйти из дома, чтобы добраться до муниципалитета Модены и зарегистрировать сына, которого нарекли Энцо. Так в его метрике появилась дата рождения 20 февраля, хотя на самом деле будущий Коммендаторе (хотя ему самому больше нравилось более интеллигентное обращение Инженьере) родился 18 февраля 1898 г.

С юности он увлекался техникой и автомобилями. Энцо было пять лет, когда в их семье появился первый автомобиль – один из всего лишь пары дюжин, что числились тогда в Модене. В 10 лет он вместе с братом впервые побывал на гонках... Затем была смерть отца, война, большую часть которой Энцо провалялся на больничной койке, перенеся две операции и едва не умерев от плеврита. Но он все-таки стал гонщиком, «сбежав» после войны в Турин – вотчину набиравшего обороты FIAT. Впрочем, несмотря на огромное желание Энцо, особым гоночным талантом Бог его все-таки не наделил, зато сполна восполнил этот пробел недюжими организаторскими способностями. Их вполне хватило, чтобы несмотря на неуемную тягу к скорости, Энцо быстро осознал, что его местоне за рулем, а на командном мостике.

Вскоре он вернулся в Модену уже в качестве дилера Alfa-Romeo, затем основал в родном городе и базу ее гоночной команды. Естественно, когда в конце 1929-го Alfa-Romeo подписывала контракт с Феррари, в Милане и подумать не могли, что через 17 лет он решится на выпуск автомобилей под собственным брендом. Автомобилей, успехи которых вскоре затмят гоночную славу великой итальянской марки. Возможно это произошло бы даже намного раньше, если бы не война... Но нет худа без добра. Именно благодаря Второй мировой войне, Феррари, вынужденно переключившийся на производство авиационных моторов, нашел для фирмы ее новый дом. В 1942-м году, спасаясь от бомбежек американской авиации, Феррари перевел большую часть производства на 20 км к югу от Модены в крошечную никому не нужную со стратегической точки зрения деревушку с красивым названием Маранелло. Именно из ворот этой фабрики пять лет спустя 12 марта 1947 года Энцо вывел на виа Абетоне прототип Ferrari 125S, чтобы проехать первые 10 километров 70-летнего пути своей команды к 225 победам в Гран-при, 15 титулам чемпиона мира и 16 Кубкам Конструкторов Формулы-1.

Цифры эти, конечно, поражают воображение! Однако легенда Ferrari родилась не столько благодаря им, сколько - самому Энцо. Будучи очень приличным, хотя и весьма своеобразным, маркетологом-самоучкой Коммендаторе не просто создал марку, которая впоследствие стала легендой благодаря своим победам на гоночных трассах. Нет, он изначально создавал команду-легенду, статус которой позднее был подкреплен ее успехами. Подчас легенды которые окружают его «конюшню», Коммендаторе выдумывал сам, да так мастерски, что сегодня уже трудно отделить правду от вымысла. Чего стоит хотя бы история cо знаменитым cavallino rampamte – «гарцующем жеребцом» из Маранелло – всемирно известным символом Scuderia Ferrari. Если верить версии самого Коммендаторе, нанести это изображение на борт машины ему, тогда еще молодому 25-летнему гонщику, предложила в 1923-м году графиня Паолина Баракка – мать самого успешного итальянского аса Первой мировой войны (34 победы, в т.ч. – первая победа в истории итальянских ВВС) Франческо Баракки, погибшего в бою в июне 1918-го. Может оно конечно и так, хотя многие современники считали, что историю с графским благословением Феррари мог выдумать для усиления романтического образа, а «гарцующего жеребца» - позаимствовать как один из символов авиаполка Баракки, в котором во время войны в наземном обеспечении служил старший брат Феррари Дино.

Как бы то ни было, но куда интереснее вопрос как эта лошадь появилась на борту самолета самого Баракки... Поклонники спорткаров не раз подмечали, что на логотипах Ferrari и Porsche присутствуют практически одинаковые «гарцующие жеребцы». В случае с Porsche его родословная понятна – это часть герба города Штутгарт.

Но и на машинах из Маранелло жеребец скорее всего той-же «штутгартской породы». Перекочевал он туда транзитом через эмблему на физюляже самолета Баракки вероятно с аэроплана штутгартского летчика-разведчика, сбитого итальянцем. Франческо скорее всего просто срезал перкаль с конем со своего первого трофея и перенес изображение на свой самолет. Так что Ferrari и Porsche в какой-то степени побратимы, несмотря на то, что их основатели являли собой пример полной противоположности характеров...

Характер Коммендаторе – еще одна из ярких легенд итальянского бренда. Тяжелый сварливый тиран-затворник, презиравший своих пилотов и боготворивший только собственные автомобили – такой образ Энцо рисуют большинство изданий, бравшихся писать его биографии. При этом все они сходятся в одном: Коммендаторе – самый одиозный и харизматичный человек в истории автоспорта XX-го века!

Так каким он был на самом деле?! Пожалуй, на этот вопрос мог ответить только один человек на свете – сам Феррари. Отчасти он и ответил на него, пусть и в несколько идеалистической форме... Когда весной 1966-м года Джон Франкенхеймер готовился к съемкам своего гениального фильма «Гран-при» - лучшей картины о Ф-1 всех времен с Ивом Монтаном и Джеймсом Гарднером в главных ролях, он обратился в Коммендаторе с просьбой о помощи. Прочитав сценарий и внеся в него пару поправок, Энцо не только бесплатно предоставил для съемок машины и имя команды, но и разрешил съемки на базе в Маранелло. Сам он сниматься, правда, отказался, но остался очень доволен образом жесткого, но человечного Коммендаторе Монетто, созданным на экране Адольфо Чели. Именно таким или почти таким Энцо и видел самого себя. В его экранном кинообразе отражены многие черты характера Феррари, включая и отношения с гонщиками. Коммендаторе действительно разругался практически со всеми своими чемпионами. Фархио, Хилл, Сертиз, Лауда... все они покидали Маранелло со скандалами и обидами. Но виной тому был не только сварливый характер самого Феррари... Создавая образ тираничного затворника из Маранелло, большинство историков забывают о двух вещах. Во-первых, в отличие от довоенных времен работы на Alfa-Romeo, с созданием заводской «конюшни» Ferrari, Коммендаторе практически перестал ездить на Гран-при (исключение делалось, как правило, лишь для Большого Приза Италии в Монце). Командой управляли его менеджеры, которые, боясь гнева Энцо, подчас своими закулисными играми и провоцировали его ссоры с гонщиками. Во вторых - Коммендаторе не терпел пилотов, которые ставили себя выше его автомобилей. Автомобили были его детьми. А гонщики... В отличие от миллионов поклонников по всему миру, для Коммендаторе Феррари они были не звездами автоспорта, а лишь персоналом, нанятыми для «воспитания» его детей. Потому он никогда не терпел, чтобы пилоты ломали, а тем более – критиковали ЕГО машины.

Справедливости ради, следует признать, что именно эта идеализация автомобилей в свое время разрушила и собственную гоночную карьеру Коммендаторе: несмотря на неуемную волю к победе, Энцо всегда слишком любил машины и не мог убивать их на трассе (а по другому в гонках начала XX-го века выиграть было просто невозможно) даже ради того, чтобы подняться на высшую ступень пьедестала почета. Впрочем, он на нее таки поднялся, покорив Гоночный Олимп и создав не просто самую успешную команду в истории автоспорта, а настоящую легенду! Forza Ferrari!