Полная разруха и потрясающая красота: как мы съездили на внедорожниках на полуостров Рыбачий

текст: Дмитрий Панов / фото: автора / 09.10.2019
Русский север часто характеризуют коротко: «Край суровый». Но ведь он еще очень красивый, и притягателен не меньше чем там, где есть пальмы, и растет виноград. Один из лучших способов убедиться в этом — посетить полуостров Рыбачий в Мурманской области.

Моим летним автомобильным путешествием должна была быть поездка на Кавказ, главным событием которой должно было стать восхождение на Эльбрус. Но в июле, где-то за месяц до старта позвонил друг из Питера и с воодушевлением рассказал про полуостров Рыбачий в Мурманской области, на севере европейской части России: «Океан, необычайной красоты виды, поля грибов и ягод, заброшенные воинские части, стратегические объекты времен второй мировой — затерянный мир…». Его рассказ вызвал немалый интерес, и я начал думать о возможности поехать туда. Но, конечно, не в этот раз. А если в этот, то тогда нужна была веская причина.

И такая причина появилась. Ей стали дожди, которые по прогнозу ожидались в Приэльбрусье в конце лета. Не знаю, насколько прогноз оказался верным, но.., в общем, я легко поменял направление с южного на северное. Обстоятельства сложились так, что в одно время со мной собирался ехать на Рыбачий из Питера с компанией хороший знакомый моего питерского друга. Они договорились, что мы сможем присоединиться к нему.

По расчетам навигатора есть два примерно одинаковых по времени прохождения маршрута, ведущих из Москвы к Рыбачьему. Один идет через Питер, другой через Вологду. Длина первого около 2100 км, второго порядка 2000 км. Но первый, чуть быстрее второго, поскольку трасса Москва — Санкт-Петербург имеет ряд платных скоростных участков. Маршруты огибают с разных сторон Онежское озеро и сходятся в его северной части. Дальше идет одна дорога — на Мурманск.

Мне нужно было в Питер. Дорога к нему от Москвы многим хорошо известна. В последние годы она становится лучше: появляется больше хорошего асфальта и меньше участков с сильным скоростным ограничением. Путь до Питера, а это 700 км, занимает почти день, если не торопиться. Ночь в Питере. С утра к Мурманску. До него дорога в целом неплохая. Есть места с ремонтами. Камер, как стационарных, так и передвижных скорее немало, чем немного. Иногда встречаются затаившиеся на обочинах патрули ДПС. Трасса примечательна окружающей скалистой карельской природой, изобилием зеркал озер и топей болот, местами уходящих за горизонт. Ближе к Мурманску лесов становится меньше, ландшафт начинает переходить в тундру.

На пути к Мурманску переночевали у знакомого в Кировске. Город стоит в стороне, примерно в 30 км от трассы, в массиве хибинских гор, хорошо известных горнолыжникам. Вернувшись из Кировска на трассу, до Мурманска оставалось около 200 км.

Ехать на полуостров надо, как говорят, взяв все. Магазинов там нет. Мурманский супермаркет мало чем отличается от московского — ассортимент и цены примерно одинаковые. На заправках цена солярки примерно на 3 рубля больше столичной.

Когда мы были еще на пути к Мурманску, в 160 км от Питера, то заехали в магазин при комбинате в Потанино, производящем мясные консервы. Там закупили тушенку. Могу с уверенностью сказать, что вкуснее этой, никакой другой тушенки не ел. На магазин навел Слава. Тот самый, хороший знакомый моего друга, с которым мы собрались путешествовать по Рыбачьему. К слову, Слава хорошо знает полуостров и его историю. Когда-то там размещалась воинская часть, в которой он служил в армии. За время службы он проникся Рыбачьим настолько, что уже на протяжении многих лет каждое лето приезжает туда. Вместе с тем, Слава имеет большой опыт эксплуатации внедорожной техники. Сейчас он ездит на реконструированном собственными руками под внедорожный кэмпер «Соболе». Слава стал, фактически, нашим гидом, а его автомобиль был во главе колонны, первым исследующим бездорожье. Но о бездорожье Рыбачьего позднее. Расскажу связанную с ним историю. Мой питерский друг, увидев новый Mitsubishi Pajero Sport, на котором я приехал, всерьез озадачился тем, как избежать или хотя бы минимизировать повреждения, которые, как он считал, ждали автомобиль в нашем предстоящем путешествии. Он походил вокруг машины и сказал: «Надо снять хотя бы бампера. Ну а так, вообще, не знаю, ты готов оставить его там? Или давай оставим его здесь, и поедем на моем пикапе». Его бывалый американский пикап стоял рядом. Не могу сказать, что меня это не встревожило, но я лишь сказал, что на амбразуру кидаться не собираюсь. «Ну и правильно, если что развернемся и поедем домой», — безрадостно подытожил он.

Рыбачий не связан с материком, он соединяется узким перешейком с другим полуостровом, называемым Средним, который уже переходит в большую землю. Поэтому чтобы оказаться на Рыбачьем, нужно проехать через Средний. Как известно, во времена СССР полуострова находились на закрытой территории, где был создан целый кластер из военных баз. В «нулевых» въезд для гражданских открыли, но по спецпропускам. С 2009 года и по сей день на контрольно-пропускном пункте (КПП) Титовка требуют предъявить только паспорт, и могут посмотреть, что перевозится в машине. КПП находится на трассе «Кола», идущую через Печенгу, примерно в 160 км от Мурманска. Пункт стоит перед мостом через реку. Почти сразу за ним есть правый съезд на грунтовую дорогу. Свернув на нее, вы еще не на Среднем, до него ехать порядка 25 км, а потом еще примерно столько же до Рыбачьего. Но можете считать, что в этой точке начинается ваше путешествие.

Дорога к Рыбачьему то вьется серпантином, переваливаясь с холма на холм, то выпрямляется. Сложных по проходимости участков здесь нет. Но и легким этот путь не назовешь. Он станет испытанием для ваших нервов, потому что значительная его часть сплошные ухабы. Объезжать их бесполезно. Могу дать только один совет: зафиксировать все лежащие в машине вещи, потому что трясти, если это можно назвать тряской, будет сильно. Поначалу я пытался ехать медленно и искать наименее глубокие ямы. Но в какой-то момент очень захотелось, чтобы это поскорее закончилось, и был задействован принцип «больше газа — меньше ям». И затрудняюсь сказать, какой из этих двух способов будет лучше для человека. Второй вариант кроме того что сокращает время, дает возможность почувствовать себя участником ралли-рейда. Правда, если у вас не испытанный временем крепкий внедорожник, то принцип «с газом», наверное, применять не стоит.

Говорят, что ухабы образовались из-за тяжелой военной техники, которая приходит сюда на войсковые учения. На обратном пути мы оказались едва ли не участниками этих событий. Солдаты, как тогда показалось, имитировали разминирование дороги, их прикрывал танк, и тут из-за поворота появился наш Pajero Sport. Мы остановились метрах в тридцати от танка, а его башня повернулась к нам стволом своего орудия. Было это шуткой или следованием приказа-инструкции, не знаю. Ощущения были двойственные.

Край, где находится Рыбачий, имеет довольно богатую историю, но знакомство с ним часто оказывалось связано именно с его военным прошлым. Яркие впечатления от красоты здешних видов то и дело обрывают мемориалы со звездами — память о погибших воинах советской армии в Великой Отечественной войне.

На перешейке, соединяющем Средний с материком, пролегает гранитный хребет Мустатунтури. По нему проходила северная линия фронта. Место — легендарное, единственное, где немцы не смогли прорвать фронтовой рубеж. С одного из отстаивавших его офицеров известный советский писатель Константин Симонов взял образ героя для своего произведения «Сын артиллериста».

Рыбачий играл важную стратегическую роль, поскольку с него осуществлялся контроль входов в Печенгский — на западе и в Мотовский и Кольский — на востоке заливы. От этого во многом зависела защита всего Кольского полуострова с городом Мурманск и его незамерзающим портом. Захват этой арктической территории был для германского командования одной из особо важных задач. Ее должна была выполнить армия «Норвегия», образованная из двух германских и финского корпусов. Захват немцами полуострова ждали с моря. В связи с этим, накануне войны на Рыбачьем и Среднем был создан ряд оборонительных сооружений.

Как известно, западная часть полуостровов с 1920 по 1940 годы принадлежала Финляндии. Это стало следствием двух советско-финских войн. В результате первой из них в 1920 году наша страна уступила Финляндии часть своих территорий. Вторая война обеспечила СССР в 1940 году значительное расширение своих границ на финском направлении, включая возврат прежде отданных земель. Фортификация Среднего и Рыбачьего проводилась в короткий срок и до нападения Германии не была завершена. Но немцы, прорвав советскую границу, атаковали полуострова с материка. И были остановлены на Мустатунтури. Существенный вклад в это внес наш Северный флот, оказавший мощную огневую поддержку с палуб кораблей. На Мустатунтури штурм вели хорошо экипированные и подготовленные к ведению боя в северных горных условиях егеря элитного немецкого подразделения «Эдельвейс». Удержание полуостровов длилось 3,5 года. Надо ли говорить чего это стоило советской армии. Эта земля полита кровью.

В районе Мустатунтури потрясающей красоты виды. Их особенно хорошо демонстрирует так называемая Швабская дорога, петляющая вдоль озер и холмов. Она была построена в годы войны для обеспечения немецкой армии, штурмующей полуострова, и идет от Печенги, который немцы называли по-фински — Петсамо. Поворот на нее находится перед перевалом через хребет на пути к Среднему. Проезжая по этой дороге сложно совместить прелесть окружающей природы со шквальным огнем и бомбовыми ударами.

Швабская дорога хорошо сохранилась и удивляет своим качеством, но проезд по ней осложняют разрушенные мосты. Для их объезда нужен внедорожник с высоким клиренсом, позволяющим проезжать через крупные камни. Вдоль дороги немцы построили цепочку различных инженерных сооружений. От многих из них остались только обломки стен, но они достаточно легко распознаваемы. Но есть и почти уцелевшие строения.

После второй мировой на полуостровах, и особенно на прилегающей к ним материковой части, в том числе, на Мустатунтури осталось много разного рода артефактов — от артиллерийских орудий и боеприпасов до обычных предметов обихода, используемых военными. В мирное время здесь хозяйничала советская армия, побывало множество экспедиций, поисковых отрядов и просто туристов, поэтому артефактов стало существенно меньше. Но, как говорят знающие люди, их все еще остается немало, просто становится сложнее искать. Однако мины, гильзы, и прочие подобные предметы, сильно проржавевшие, которые совсем не пощадило время, из-за чего они уже не представляют почти никакой исторической и материальной ценности, встречаются нередко.

Достопримечательности полуострова Средний, как и его история, тесно связаны с Рыбачьим. Поэтому Средний — тоже интересный. Но мы на нем не задерживаемся. Наша цель — Рыбачий. Он намного крупнее, и за ним океан. Да, океан никогда не граничит с сушей. На картах полуостров Рыбачий омывает Баренцево море, которое переходит в океан. И, тем не менее, это условность, потому что между Рыбачьим и Северным полюсом вода.

В первый день доезжать до Рыбачьего не планировалось. На ночь остановились, разбив платочный лагерь недалеко от дороги. На второй день мы отделились от группы Славы и договорились встретиться уже на полуострове. И это дало нам один плюс: отсутствие большой компании и поддержки усилило впечатления от первого знакомства с Рыбачим. А началось оно с заброшенного военного поселка Озерко, притягивающего к себе парой пятиэтажек.

Серые, с чернеющими пустотой оконными глазницами выглядят они мрачно. Печальных красок добавляло плотно затянутое тяжелым свинцом туч небо, дождь, холодный порывистый ветер и полное безлюдье. Оказываясь внутри них, начинаешь представлять, как и кто жил здесь когда-то. Эти впечатления, наверное, единственное, что может дать их посещение. Но, а сила этих впечатлений зависит от собственной остроты восприятия, осведомленности и может быть чего-то еще. Внутри не просто запустение. Там все разграблено и разгромлено. Хотя дома никогда не видели войны. Они были построены и оставлены людьми в мирное время. То, что видишь в этих пятиэтажках, потом встречаешь по всему полуострову на всех оставленных военными объектах. Кто-то говорит, что в них можно увидеть картину апокалипсиса. Я назвал бы картину иначе, чем-то связанным с падением нравственности, особенно проявившемся в девяностые годы, после распада СССР.

Пятиэтажки появились в начале семидесятых в дополнение к другим объектам жилищно-бытовой инфраструктуры, созданной для военных. К тому времени на Рыбачьем дислоцировался ряд войск, в том числе, ПВО, вооруженная зенитно-ракетным комплексом. Поселок Озерко был довольно хорошо обустроен, возле пятиэтажек был даже хоккейный корт. Ближе к девяностым на полуострове началось сокращение вооружения, а потом последовала демилитаризация, завершившаяся осенью 1994 года. После ухода военных кроме налаженной системы инфраструктурных объектов на полуостровах осталось много различного оборудования и техники, в частности, грузовой транспорт, вездеходы. Материальная база была законсервирована, но в период постсоветского развала страны ее это не защитило. Говорят, что значительная часть техники была распилена на металлом.

После знакомства с Озерко мы отправились искать место, где должен был встать Слава, и заблудились. Поехали по твердой, каменистой дороге, но потом появилась грязь, грунт становился все более зыбким. Уже были включены пониженная передача и мостовые блокировки, а машина шла все тяжелее. И вскоре мы ползли посреди раскисшей тундры там, что сложно назвать дорогой, а впереди ждала заболоченная низина. В итоге, мы развернулись.

Начинался вечер, мы решили отложить поиски, и остановились на ночь на берегу Большой Волоковой губы — в западной части Рыбачьего. Долго искать красивые места для стоянки не пришлось, их много. Вот только такие места часто бывают не без ветра. А задуть с океана может так, что и палатка не устоит. Но мы нашли спокойное место под скалой и даже палатку ставить не стали, только натянули тент от дождя. В теплом спальнике ночью не замерзнешь.

Когда мы приехали на Рыбачий, было пасмурно, время от времени шел дождь. Это Арктика и в августе на теплые дни рассчитывать не приходится. Ночью температура снижается до семи градусов. Но, как нам сказали, за несколько дней до нашего приезда стояла жара, что, в общем, редкость для этого региона. Хотя несколько солнечных дней застали и мы. Ветра дуют часто, но бывает, что они едва ощутимы. В глубине полуострова ветра может вообще не быть, но тогда, если вблизи есть озеро, не малый шанс быть атакованным тучами мошкары.

Когда говорят, что океан кормит, можно подумать о рыбе, еще каких-то морепродуктах. Но океан дает даже дрова для костра. На Рыбачьем тундра, вода и камень. А дерево можно найти, пройдясь по берегу. Там и доски, и бревна. Только выбирай те, что уже полежали и подсохли. В общем, океан выбрасывает все — и мусор и много всякого добра. Позднее, на одном из пляжей полуострова мы обнаружили огромную бухту хорошего каната. Возможно, ее смыло в шторм с судна. Канат такой, что может послужить в качестве надежного буксировочного троса для большого внедорожника.

На следующий день было ясное небо, светило солнце и мы решили прогуляться вглубь полуострова. Его рельеф холмистый, усеянный камнями, с множеством скальных образований.

Растительность из-за сильных ветров невысокая, значительная часть ее словно ковер покрывает землю, местами густо растет кустарник. В низинах сыро — лужи, кочки. Полуостров изрезан ручьями и руслами рек, поэтому путешествуя по нему, миновать их не удастся.

В реках поток может быть бурным. Нам встречается такая река. Переходим ее по нагромождению камней.

Можно подумать, что там, где тундра все выглядит однообразно. Однако это не так. Здесь тундра в сочетании с камнями и скалами различных форм образует интересные разноплановые пейзажи.

Их изюминкой нередко выступает океан или сама тундра со своей яркой разноцветной растительностью.

Флора довольно богатая. Среди нее много цветов и встречаются целые россыпи ягод.

Самая распространенная из них водяника. Есть много голубики, морошки, пользующейся большой популярностью в Скандинавии.

Еще на Рыбачьем много грибов. Из них часто встречаются подберезовики. Они бывают очень крупные.

Подберезовики растут под березами. И они тут есть, только карликовые. Они могут стелиться по земле и быть очень похожи на корни растения.

Еще здесь очень красивые мхи.

К полудню солнце грело так, что, когда стихал ветер, становилось по-южному тепло. В такие минуты глядя на голубые воды Большой Волоковой губы можно было легко представить, что это юг.

Искать Славу не пришлось. Он нашел нас сам, на мотоцикле. Да, у нашей группы было несколько мотоциклов — кроссовые и пит-байки. Их привезли на прицепе.

На таком транспорте можно быстро добраться туда, куда будет сложно или вообще невозможно проехать на машине. Мотоцикл позволяет больше увидеть. Кроме того, полуостров обеспечит мотоциклиста грязевыми ваннами, водными преградами, камнями, косогорами, песками, в общем, всем, что нужно для экстремального драйва на пересеченной местности. Передвигаясь на машинах, мы экстрима не искали, но без него не обошлось.

Каждый день наша группа на внедорожниках и мотоциклах переезжала на новое место. Время было ограничено, поэтому маршрут пролегал по западной части полуострова, где меньше бездорожья, и немало достопримечательностей. На Рыбачьем есть, в некотором роде, свои основные дороги. Они хорошо раскатанные, с четкими границами, и могут быть отмечены стоящими вдоль них шестами в бочках.

По ним ездит большинство туристов. И если бы не многочисленные водные артерии, впадающие в океан, и лужи в низинах, то проехать по ним можно было бы на самом заурядном кроссовере. Русла рек бывают насыщены большими камнями и могут иметь крутые спуски, а уровень воды может быть выше колена. Это не самые серьезные препятствия полуострова, но, чтобы объехать всю западную часть, их придется преодолевать, и этого может быть достаточно для того, чтобы повредить автомобиль. Камнями можно побить кузов, проколоть колеса и поломать детали, расположенные под днищем. При форсировании рек без соблюдения ряда мер предосторожностей машину можно даже утопить. Оторванная защита раздаточной коробки, пробитое колесо, сломанный стабилизатор поперечной устойчивости, залитый водой салон, царапины на кузове — неприятности, постигшие нашу группу, к слову, состоявшую из людей не без внедорожного опыта.

Салон машины был залит, правда, не на реке, а на одной из дорог, идущей вдали от берега через тундру, где в низинах стояли огромные лужи. Один из внедорожников, тащивший прицеп, зацепился фаркопом за бетонную плиту, лежащую на дне одной из таких луж, и съехал на обочину, где была яма. Так левый борт машины оказался по самые стекла в воде и грязи. Яму, возможно, оставил забуксовавший военный грузовик. А плиту, вероятно, когда-то положили, чтобы закрыть участок со слишком зыбким грунтом. Интересно, что лужа не выглядела глубокой и к такой неприятности мы оказались не готовы. Другое дело при переезде рек.

У Славиного кэмпера значительно увеличенный, большой дорожный просвет, и в дополнение к нему пониженная передача, две межколесные и межосевая блокировки. Он первый съезжал в воду и определял, смогут ли пройти остальные. Водные препятствия не были длинными, но они скрывали большие камни и свою глубину с всевозможными ямами. Наличие такой специально подготовленной машины среди стандартных серийных внедорожников, пусть даже хороших, на Рыбачьем, как я сейчас считаю, не желательно, а обязательно. Если вы, конечно, не хотите, как сказал накануне путешествия мой друг, оставить там автомобиль. Хотя, было у нас и еще одно подспорье — мотоциклы. Они позволяли быстро выяснить насколько проходимый впереди участок.

Уровень воды в реках полуострова зависит от океана. Например, там, где днем воды может быть ниже колена, вечером, в период прилива, уровень может вырасти до двух и более метров. Эту особенность тоже важно учитывать.

При проезде через реку не нужно ехать слишком быстро. Надо не толкать впереди идущую волну, а как бы следовать за ней. Если волну толкать, то вода начнет проникать под капот, что может закончиться известно чем. Но, когда ты въезжаешь в реку, и вода уже на уровне бампера, то очень хочется выбраться на сушу поскорее, и нервы могут не выдержать, нога прибавит газу. Один раз я допустил такую ошибку. Вода накатила на капот и… спасибо инженерам Mitsubishi! Сейчас говорю это не для рекламы, потому что эта ошибка может иметь высокую цену. Мой Pajero Sport прошел везде, где было нужно, прощая ошибки, и ни разу не подвел.

Перед поездкой на Рыбачий, узнав про особенности его рельефа, я всерьез озадачился тем, в какие шины обуть автомобиль. Пошел от простого: позвонил знакомому — в Nokian Tyres. Он порекомендовал Nokian Rotiiva AT. Это шина, как указано в ее описании, с защищенными от боковых порезов усиленными боковинами, с протектором хорошо работающим на бездорожье, не шумная и экономичная на асфальте. Поставил ее и не прогадал. На трассе средний расход топлива держался в районе 5,5‑7 литров.

Некоторые из приезжающих на Рыбачий людей, не отличаются бережливым отношением к природе, оставляя после себя много мусора и портя растительный слой. Встречаются места, где вместо разноцветного ковра из тундровых растений чернеет огромная, раскатанная колесами внедорожников грязная поляна.

Стремление людей оказаться в окружении красивой природы, не проявляя заботы о ней, — настоящая угроза для полуострова Рыбачий. Как его защитить от такой угрозы — это вопрос. Мы не раз поднимали его в нашей компании по вечерам.

Ученными установлено, что люди жили на Рыбачьем еще в каменном веке. Это открытие было сделано в 1979 году благодаря ловившему рыбу в Зубовской губе военному, заметившему наскальные рисунки. После этого на полуострове было найдено порядка тридцати стоянок древнего человека. На Рыбачьем есть могилы викингов, обнаружено место жертвоприношения лопарей. Полуостров населяли норвежцы, финны и русские.

Природные ресурсы позволяли активно заниматься китобойным промыслом, оленеводством, разведением домашнего скота, и, конечно же, ловлей рыбы — тем, что дало полуострову имя. Следы деятельности людей, населявших Рыбачий в разные времена можно найти сегодня. Но, скажу прямо, здесь ничто не притягивает к себе так, как природа. Она настолько привлекательна, что начинаешь стремиться побыть с ней наедине.

Так вышло, что мне не удалось съездить на мыс Немецкий — самую северную точку Рыбачьего и всей европейской части России. В один из последних дней нашего пребывания на полуострове, когда мы уже объехали его западную часть и были на южному берегу, у Мотовского залива, я отделился от группы и поехал к Немецкому один. Большая часть пути была известна. На маршруте встретил красивый песчаный пляж, образованный отливом.

Я часто останавливался и много фотографировал, что было сложно делать, двигаясь в группе, время шло, и начался прилив. Из-за этого столкнулся с трудностью переезда через реку. Сунулся в двух местах. В обоих случаях после того, как под водой скрывался бампер, боясь рисковать, включал заднюю передачу. Интересно, что в том месте не было типичной тундровой растительности. Вокруг росла высокая трава, как тростник, высотой с автомобиль, что мешало ориентироваться. Эти заросли были опутаны целой сетью дорог. Я несколько раз возвращался на одно и то же место, но потом обнаружил водопад, нашел дорогу, идущую выше него, и проехал через неглубокий брод. С пониманием того, что светлых часов осталось немного, мое торжество было не сильным. Радоваться мешало и еще одно обстоятельство — в баке оставалось мало топлива, а запасной канистры с собой не было. Чтобы ехать быстро, без прыгающих в салоне вещей, накануне выгрузил из автомобиля почти все, оставив только спальник, топор и немного еды на вечер и следующее утро. Недалеко от Немецкого на берегу Вайда-губы стоит небольшая воинская часть обнаружения (воздушных объектов). Мои надежды разжиться соляркой у военных не реализовались. Их отказ был настолько категоричным, что… кажется, туристы здорово поднадоели им.

Но оказавшись на берегу мыса, проблема забылась. Я был один. К слову, позднее выяснилось, что мыс Немецкий — это едва ли не самое популярное место среди туристов, приезжающих на Рыбачий. Поэтому, мне повезло. На Немецком по своему красиво: насыщенная цветом тундра стелется мягким ковром среди очень необычных скалистых образований со слоистой структурой.

В море, левее вдалеке виден берег Норвегии.

Утром солярки в баке все-таки хватило. В тот же день мы оставили Рыбачий. Теперь надо обязательно вернуться на него. Мое путешествие туда имело скорее ознакомительный характер. Там осталось еще много о чем можно узнать и что посмотреть. Но, честно говоря, это не главное, из-за чего хочется увидеть полуостров Рыбачий снова. Сильнее всего манит его очень требовательная, но крайне обворожительная природа.

Калькулятор путешествия

Длительность поездки, сут. 14
Расходы на питание, руб. 14 000
Общая протяженность маршрута, км 4513
Расходы на топливо, руб. 14 000
Статьи по теме
Популярное