string(5) "23037"

Формула 1. Team spirit

текст: Станислав Шустицкий / 19.10.2001
Кто из любителей автоспорта не мечтает побывать за кулисами «Формулы 1», особенно когда «занавес» приподнимает топ-команда?

Кто из любителей автоспорта не мечтает побывать за кулисами «Формулы 1», особенно когда «занавес» приподнимает топ-команда? Три года назад наш журнал уже был в гостях у West McLaren Mercedes в ее штаб-квартире в Уокинге. Но на этот раз я отправлялся в Англию с некоторыми сомнениями. Приглашение посетить фабрику было сделано явно не в лучшее для West McLaren Mercedes время.

Оба чемпионских титула проиграны, а вицечемпионство до сих пор остается под вопросом.

Для меня существовала и чисто профессиональная проблема — на чем строить будущий материал. В очередной раз рассказывать о технологии «выпекания» в автоклаве углепластиковых деталей, о высокоточных станках, «вытачивающих» искровым методом шестерни для коробок передач? Или о новом комплексе в Парагоне, где через год будет сконцентрировано все производство McLaren и который по площади превзойдет знаменитый стадион Уэмбли? А может, о людях, которые, по существу, и куют победу легендарной команды? Увы, и об этом мы уже писали.

Тему материала «спровоцировал» менеджер Стив Райт. Именно ему пришлось отдуваться за всех и вся и отвечать на весьма острые вопросы журналистов.

…В отделении Ф1 кипит работа — в самом разгаре подготовка к очередному этапу в Монце. Рядом болиды Мики Хаккинена и Дэвида Култхарда, напротив готовится запасной автомобиль, в соседней секции трудятся над тестовой машиной Александра Вурца. Все идет четко, ритмично, вот только настроение сотрудников…

Да, «второй» — это всего лишь «первый из проигравших». А посему одним из самых важных моментов в «Формуле 1», как, впрочем, и в любой другой гоночной дисциплине, является мотивация. Всех участников действа. И не случайно экскурсия по фабрике начинается не с «промзоны», а с «комнаты боевой славы».

За стеклами горок — кубки. 450 (!) трофеев, самый «пожилой» из которых датирован 1963 годом, когда и автомобиля McLaren класса Ф1 еще не было.

Центральную часть экспозиции занимают машины, олицетворяющие главные вехи в истории команды. Первый в «спирали славы» — оранжевый (цвет Брюса Макларена) BRM Денниса Хольма. Здесь же «индикаровский» болид Джонни Рутерфорда и легендарный МР 4-8 Айртона Сенны. Венчает экспозицию машина Мики Хаккинена, доставленная в музей в 1999 году прямо с Гран-при Японии. (После переезда компании в Парагон музей, говорят, значительно расширится — его экспозицию составят 60 автомобилей, которые сейчас хранятся на складе.)

Но это — дела минувшие, а что сегодня? В оценке ситуации Стив Райт немногословен, но конкретен: «Мы считаем, что в этом году команда подвела своих пилотов». Вот так.

Нам тем не менее хотелось докопаться до причин. Может, команда оказалась не готовой к новым техническим требованиям? «И да, и нет, — комментирует Стив. — О новых требованиях, разумеется, знали, но к подготовке автомобиля приступили слишком поздно и на серьезную тестовую программу уже не оставалось времени. В ходе сезона ситуация усугубилась — чтобы на равных бороться с Ferrari, нам приходилось постоянно вносить в свои машины усовершенствования, а на длительные испытания опять же не хватало времени.

Были и просто мистические моменты. Помните «электронные проблемы» Дэвида в Монако? Так вот перед этим Александр Вурц 150 (!) раз на тестах имитировал процедуру старта! И ни одного сбоя!»

Стиву задавались вопросы и о судьбе гонщиков, и о возможных кадровых перестановках в команде. «Не мучайте меня вопросами, — хранил он «секрет фирмы», — я располагаю ровно таким количеством информации, каким и вы». Пытались даже провоцировать, интересуясь, не велись ли переговоры, к примеру, с Михаэлем Шумахером по поводу следующего сезона? Во-первых, Михаэль пилот слишком дорогой, отвечал Стив, а во-вторых (или во-первых?), в этом случае команде пришлось бы работать прежде всего на него.

И Мике и Дэвиду, по словам менеджера, были предоставлены равные возможности в борьбе за победу. Турнирная ситуация складывается в пользу Култхарда, и в McLaren считают, что Мика должен помочь Дэвиду в достижении главной цели. «Вспомните Benetton после ухода Шумахера, — заключает Стив Райт. — Команда, которая сплотилась вокруг одного пилота, сразу пришла в упадок! Наши пилоты — это часть команды!»

Позволю себе заметить: как и ее партнеры. 23 года болиды McLaren щеголяли в красно-белой раскраске Marlboro, но с 1997 года титульным спонсором команды стала компания Reemtsma с торговой маркой West. «В последнее время работать с Philip Morris было сложно, — лаконично пояснил Стив. — Приходилось долго обсуждать каждую мелочь в бюджете!» Партнерство же McLaren и Mercedes началось в 1995-м.

Так что же объединяет 400 сотрудников отдела Ф1 TAG McLaren Group в Уокинге, принадлежность к легендарному британскому имени? Однако среди них есть выходцы из США, Канады, Австралии. Хотя, помню, три года назад, во времена триумфа команды, механики и инженеры с гордостью рассказывали о той лепте, которую они внесли в общий успех. И эпизод уже нынешнего, не самого удачного сезона, когда во время тестов в Монце водитель нашего микроавтобуса признался, что с гордостью носит форму West McLaren Mercedes и рад быть полезным команде. Выходит, прав Стив Райт, подчеркивающий, что главное оружие победы — team spirit, командный дух.

Кстати, ровно через неделю после моего отъезда из Уокинга командному духу West McLaren Mercedes предстояло еще одно испытание: на очередном этапе в Монце ни один из ее болидов по техническим причинам до финиша не добрался. Кроме того, накануне этапа стало известно, что в следующем сезоне Мика Хаккинен берет тайм-аут в «королевских гонках». («Финская линия» в McLaren сохранится — место Хаккинена займет Кими Райкконен.)

Визит на фабрику McLaren завершен. Стив провожает нас до машины, обмениваемся рукопожатием, желаем успеха на Гран-при. И я ловлю себя на мысли, что расстаемся мы, как… члены одной команды…

Добавить комментарий

Статьи по теме
Популярное