Ян Птачек: «до 2025 года мы представим в России пять новых моделей Renault»

Ян Птачек: «до 2025 года мы представим в России пять новых моделей Renault»

фото: «Renault Россия» / 14.05.2021
Бренд Renault без преувеличений можно считать одним из самых успешных на российском рынке. О том, что стоит за высокими цифрами продаж, мы и беседовали с генеральным директором «Renault Россия» Яном Птачеком.

Беседовал Станислав Шустицкий

Ваша карьера с самого начала, а если точнее, то с 1994 года, связана с маркой Renault. Чем объясняется такая верность бренду?

Я всегда любил автомобили, и моей мечтой была работа, связанная с автомобильным бизнесом. Возможность работать в компании Renault мне представилась сразу после окончания университета, и я ни минуты не колебался, делая этот выбор. Так началась моя работа в автомобильной отрасли, которая предоставила мне новые перспективы. Причем они не ограничивались маркой Renault — мне довелось поработать и с другими брендами Группы. Это та работа, которая по-настоящему заряжает: разные страны, разные рынки, разные вызовы… И, конечно же, огромный опыт, который мне удалось приобрести — за это я больше всего и благодарен компании Renault.

Ян Птачек: «до 2025 года мы представим в России пять новых моделей Renault»

Нужно сказать, что и Renault повезло — компания нашла классного специалиста…

 Скорее, это я нашел Renault.

Вы очень хорошо говорите по-русски. Это результат долгой работы в России?

Русский язык входил в мою школьную программу. Но когда я даю интервью на русском, всегда немного переживаю — сомневаюсь, правильно ли я передаю суть того, о чем хочу сказать…

Вы участвовали в запусках большого числа моделей. Где было сложнее всего организовать процесс?

Не могу сказать, где было сложнее, но интересного было много. Мне повезло принять участие в таких проектах, как, например, запуск модели Logan в Румынии или Dacia в Европе. Я считаю большой удачей работу над восстановлением бренда Lada, над изменением дилерской сети этой марки и вообще восприятия бренда в целом. Была возможность развивать и марку Renault в России, когда я работал здесь в должности директора по маркетингу. И я очень рад вернуться в «Renault Россия», но уже в должности генерального директора.

Вы и в Украине поработали с маркой Renault…

Да, я был директором «Renault Украина», и на сегодняшний день марка в этой стране показывает очень хорошие результаты. Но важно понимать, что это не плод труда одного человека — во всем самым главным является командная работа.

Тем не менее, прослеживается определенная закономерность: вы приходите, и все процессы начинают двигаться в нужном направлении. Например, метаморфозы Lada. В советские времена дефицита автомобиль, сошедший с конвейера АВТОВАЗа, был пределом мечтаний, а затем слово «Жигули» стало именем нарицательным, если речь шла о чем-то ненадежном. Новая эра Ladа, так или иначе, связана с вашей работой на этом предприятии…

Вопросы, связанные с брендом Lada, лучше адресовать тем, кто им сейчас занимается. Я могу только сказать, что это был действительно важный и интересный этап развития марки, и я рад, что мне довелось участвовать в этом процессе. Но еще раз отмечу, что все успехи связаны с работой команды. И то, что мы многого добились, говорит о том, что у нас была отличная команда.

Вы снова у руля бренда Renault. На этот раз возглавляете «Renault Россия». Когда вы пришли на эту должность, сразу поняли, что требуются перемены? Или было достаточно продолжить курс ваших предшественников?

В любом бизнесе всегда должно быть долгосрочное планирование, под которое и предполагаются инвестиции. Поэтому прийти и сразу все кардинально менять бессмысленно. В «Renault Россия» мы не только планомерно продолжаем развитие модельного ряда, но и работаем на перспективу, внедряя новую стратегию Renault, объявленную в январе этого года президентом Группы Renault и получившую название «Ренолюция». Это долгосрочная глобальная стратегическая программа, которая касается всех рынков, где представлен бренд Renault.

Мы уделяем большое внимание повышению эффективности и прибыльности, развиваем синергию с нашими партнерами. К сожалению, буквально через несколько недель после того, как я возглавил «Renault Россия», весь мир потрясла пандемия коронавирусной инфекции. И нам пришлось адаптироваться к новым реалиям, менять приоритеты в краткосрочном планировании. Самым важным в этих обстоятельствах стала поддержка производства, возможность продолжать начатые проекты в условиях, требующих нестандартных решений.

Вероятно, этот период потребовал быстрого реагирования на изменение ситуации на рынке?

Апрель прошлого года проходил в режиме локдауна, когда нам пришлось остановить производство. Да и весь первый триместр, прошедший под знаком пандемии, был очень плохим для бизнеса: в апреле потребительский спрос упал на 70 %, в мае — на 50 %. Но во второй половине 2020 года, во многом благодаря государственным программам, мы наблюдали постепенное восстановление рынка. Что касается «Renault Россия», то мы отмечаем высокий интерес к государственным программам: в 2020 году продажи по ним составили более 20% от всех проданных автомобилей Renault. В конце года рынок восстановился до цифры 1 600 000 автомобилей, что позволило частично компенсировать потери первого полугодия. В результате общее падение рынка составило 9 %, но с огромной разницей между первым и вторым полугодиями.

Время действительно оказалось очень сложным. Сначала нужно было восстановить производство, затем, с учетом возросшего спроса, запустить его на полную мощность. И все это с соблюдением всех правил и норм, декларированных Роспотребнадзором. В это время требовалась чрезвычайная гибкость в принятии решений, умение ежемесячно адаптироваться к постоянно меняющейся ситуации. И мы со всем этим справились. Например, в мае прошлого года, в период, когда все было закрыто, мы осуществили запуск модели Kaptur — стали первыми, кто провел презентацию автомобиля в виртуальном пространстве. Я горжусь своей командой — нам удалось принять вызов и добиться очень хорошего результата, работая в сложных и необычных условиях.

Можно ли говорить, что во многом благодаря тем самым необычным условиям получили развитие новые программы? Например, онлайн-продажи?

У нас, как и в большинстве компаний, сотрудники быстро убедились в том, что в случае необходимости вполне плодотворно можно работать удаленно. Это касается и онлайн-продаж, которые мы успешно практиковали и до пандемии, а наработанный опыт только помог нам быстро приспособиться к новым условиям. В результате наши продажи в онлайн-пространстве в этот период выросли в три раза по сравнению с 2019 годом. На сегодняшний день у нас есть полный перечень дистанционных услуг, связанных с автомобилями: не выходя из дома можно заказать и оплатить автомобиль, записаться на сервис. Даже, при определенных условиях, можно заказать доставку машины на дом. 2020 год и все, что с ним связано, безусловно, активизировали эту форму продаж.

Как вы думаете, сохранится ли в той же степени эта схема и сейчас, когда ограничительные меры сняты? Ведь автомобиль перед покупкой хочется «пощупать», ознакомиться со всем его функционалом…

Во-первых, разумеется, не все покупки будут происходить в онлайн-формате. Во-вторых, необязательно использовать весь пакет предложений онлайн-услуг — клиенту достаточно выбрать только тот сервис, который ему необходим на определенном этапе покупки. Цифровые технологии сегодня широко используются не только в автомобильном бизнесе, и люди уже убедились в том, насколько это удобно. И наверняка будут пользоваться этими услугами в других сферах. Но и дилерская сеть всегда будет сохранять важность своих позиций. Ведь, как Вы правильно заметили, автомобиль — это продукт, который хочется внимательно осмотреть, протестировать… Таким образом, обе формы будут прекрасно сосуществовать. Неизменным останется качество предоставляемых услуг — один из приоритетов марки Renault, и этот подход мы сохраним.

Если вернуться к программе «Ренолюция», на европейском уровне она наверняка затрагивает и развитие электромобильности. Насколько эта тема актуальна для России?

В разных странах компания Renault старается представлять автомобили, адаптированные для конкретных рынков. Россия — не исключение, тем более что это второй по значимости рынок для Группы Renault. Более того, наша стратегия состоит в том, чтобы продавать на российском рынке автомобили, производство которых глубоко локализовано. И степень локализации автомобилей Renault сегодня самая высокая среди представленных здесь иностранных брендов. Этой стратегии мы хотим следовать и в дальнейшем. Что касается электромобилей, то компания Renault является мировым лидером в данном направлении и имеет все необходимые для этой сферы технологии. Но предпосылки к развитию электромобильности зависят от многих факторов: условий эксплуатации, наличия инфраструктуры, поддержки государства… Как только в России эти факторы достигнут определенного уровня, мы будем рады использовать все технические возможности для развития этой программы, у нас для этого все есть.

В заключение не могу не спросить, что нового представит «Renault Россия» в ближайшее время?

Мы уже сейчас активно работаем в рамках программы обновления модельного ряда, которая началась с запуска купе-кроссовера Renault Arkana. Затем последовала модель Kaptur, а самым значимым событием этого года стал запуск нового Duster. Мы продолжим этот тренд, и до 2025 года предполагаем представить на российском рынке пять новых моделей, а также активно заявить о себе в сегменте «C». Работаем и над запуском автомобилей лимитированных серий, и прекрасный тому пример — модель Arkana Pulse. В настоящее время мы занимаемся продвижением нового Duster в России и в странах СНГ. Развиваем и другие программы, которые наверняка будут интересны нашим клиентам, например, такие, как подключаемые сервисы Renault Connect. И если уж мы заговорили о клиентах, хочу поблагодарить всех тех, кто на протяжении многих лет остается верен марке Renault. Их лояльность мы очень ценим. 

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Обсуждение

Ваш адрес email не будет опубликован.

Статьи по теме
Популярное