Top.Mail.Ru

Топ-менеджер Porsche рассказал, когда закончится дефицит автомобилей в России

Топ-менеджер Porsche рассказал, когда закончится дефицит автомобилей в России

фото: ООО «Порше Русланд» / 09.01.2022
Нередко интервью с руководителями компаний базируются на жонглировании цифрами, перечислении фактов деятельности и… Пожалуй, и все. С генеральным директором ООО «Порше Русланд» Томасом Штерцелем все иначе. Во-первых, это очень открытый человек, который с готовностью и развернуто отвечает на любые вопросы. Во-вторых, его многолетняя работа в автомобильном бизнесе связана с одним брендом. В-третьих, к марке Porsche у меня лично особое отношение, а значит, мы в чем-то родственные души.

Станислав Шустицкий

— Прежде чем беседовать о рынках, продажах и экономических факторах, хотелось бы поговорить о вас. Как в вашей карьере появились автомобили?

Топ-менеджер Porsche рассказал, когда закончится дефицит автомобилей в России

— Я родом из Лейпцига и закончил известный своими традициями университет с докторской степенью в области международной экономики и арабской культуры. Сначала работал в часовом бизнесе, затем получил предложение присоединиться к команде Porsche AG в Германии. Первым автомобилем, который я купил в своей жизни, был Trabant. Он разгонялся до 110 км/ч и сломался через 3 месяца. У нас тогда не было, как сейчас, возможности подать онлайн-заявку на сервис, и пришлось ждать полгода. После этого у меня не было автомобиля. Однако вскоре после объединения Германии я вновь приобрел машину. Это была Toyota Corolla, а позже, так как у меня была большая семья, Toyota Previa. В первый день, когда я приступил к работе в Porsche, мне выдали корпоративный автомобиль — модель 911. Я не мог в это поверить! С тех пор я всегда вожу самые новые автомобили компании. Сейчас владею GT4 с механической коробкой передач, мне она очень нравится. В семье у нас Porsche Cayenne. В Porsche с 1995 по 2000 год я занимал должность регионального менеджера по Австралии, Среднему Востоку и Латинской Америке, отвечал за продвижение и развитие марки на этих рынках. С 2000 по июль 2009 года возглавлял компанию Porsche в Латинской Америке в должности президента и генерального директора. На должность генерального директора компании ООО «Порше Руссланд» я был назначен в августе 2009 года. Как видите, мне так нравится в России, что я до сих пор в Москве.

— Вы упомянули, что начинали работу в часовом бизнесе. Как специалист по макроэкономике вы способны быстро адаптироваться в любой сфере?

— Мне кажется, основы у бизнеса одинаковые, а вот специфика и особенности ведения разнятся в зависимости от страны или региона. Мне пришлось поработать в совершенно разных по темпераменту, структуре и географии странах, от Латинской Америки и Германии до Австралии и России, так что жаловаться на трудности адаптации никак не получится. Разнообразие автомобильного бизнеса, сплетение структур, политики и традиций продаж разных стран меня чрезвычайно увлекает.

— В России вы начали работать в 2009 году. Менялось ли ваше отношение к стране, ее культуре и экономике по мере того, как вы ее узнавали?

— За время, что я работаю в России, произошло большое количество изменений. Мы видели, как российский рынок вырос до серьезного уровня, а потом сократился практически в два раза. Сегодня мы наблюдаем, как европейский автопром проходит сквозь важнейшие изменения под воздействием законодательных ограничений. Сейчас можно сказать точно, что это окажет влияние и на российский рынок. В том числе на результаты Porsche. Мы видим, как меняется поведение потребителя. Сейчас клиент по-прежнему ориентируется на внедорожники, но уже в ближайшее время стоит ожидать смены вектора. Я думаю, что самой большой задачей для нас в ближайшие 5–7 лет будет не определенный объем продаж, а выбор направления развития потребительского спроса. Что будет с рынком услуг мобильности — оперативного лизинга, каршеринга? Как создать правильное предложение на нем? Как можно получать прибыль на рынке этих услуг? Это сильно отличается от тех задач, которые мы решали раньше: сделать лучший спорткар на рынке и показать его сильные стороны потребителю. Задача усложняется. У нового поколения совсем иные запросы, и мы много работаем над тем, чтобы понять их. Поэтому нам нужно одновременно работать над двумя разными бизнес-задачами: усиливать наши текущие позиции и одновременно разрабатывать новые предложения.

— Какие особенности ведения бизнеса в России вы бы отметили прежде всего?

— Цифровая трансформация, умные города — в России все это развивается семимильными шагами. В каких-то аспектах — например, с точки зрения каршеринга или цифровых сервисов — Москва является одним из ведущих городов мира. Поэтому нам нужно работать много и быстро, чтобы обеспечить Porsche место на рынке завтрашнего дня. И при этом нельзя забывать, что мы должны остаться маркой с особым подходом. Какие бы продукты и услуги мы ни разрабатывали, бренд Porsche должен оставаться безошибочно узнаваемым.

— Porsche — бренд необычный во многих отношениях. Какие специфические нюансы есть в работе с этой маркой?

— Философия Porsche — делать автомобили для всех регионов, для всех стран. Мы хотим поставлять один продукт для всех рынков. Поэтому наши автомобили проходят строжайшие тесты во всех возможных условиях, чтобы быть готовыми и к жаре, и к холоду. Это шаг, направленный на индивидуализацию автомобиля, а не на его подготовку к конкретной среде обитания. Принципиально наши клиенты в России не отличаются от клиентов Porsche в других странах. Они занимают активную жизненную позицию, динамичны, любят путешествовать. Но есть и особенности: российские клиенты связывают с маркой Porsche в первую очередь престиж и немецкое качество, только потом — автоспорт и искусство спортивного вождения. Развитие спортивной составляющей бренда Porsche в России является одной из основных целей для нас в настоящий момент. Российские клиенты занимают одно из лидирующих мест в мире по индивидуализации своих автомобилей. Я положительно оцениваю это стремление, ведь за ним стоит активный, осознанный выбор, и с этим интересно работать. Здесь клиенты очень тщательно подходят к выбору цвета, предпочитая яркие оттенки, особенно если это спортивный автомобиль. Клиент стремится найти в продукте собственное отражение, и мы в Porsche верим, что это стремление в конечном итоге приведет к развитию продаж спортивных автомобилей, ведь именно такой продукт прекрасно выражает индивидуальность.

— Каким прошлый год был для вашей компании? Какие меры пришлось принимать (и пришлось ли), чтобы выйти из сложной ситуации?

— Это был год перемен, и не только для автомобильной промышленности — весь мир пострадал от COVID-19. Ситуация повлияла на экономику, здоровье, работу… Очень многие сферы пострадали. В 2020‑м мы проанализировали ситуацию со штаб-квартирой и приняли решение снижать производство, чтобы не перегружать склады дилеров. Никто не ожидал резкого восстановления и стабильного спроса на наши автомобили. Но после отмены карантина люди пошли покупать и обновлять свои автомобили, спрос был очень высокий. Их также подталкивал к покупке курс валют, возможный рост цен на всем рынке и ожидания, что производители поднимут цены. Так что люди были очень в нас заинтересованы. Дилеры стали просить больше автомобилей, но производственные линии не такие мобильные, чтобы резко увеличивать или снижать мощности, это касается и линий поставщиков. Если бы не это, мы могли бы продать даже больше. В итоге мы планируем выйти на рекорд продаж в 2021 году. Так что команда Porsche сработала лучше рынка в целом. Главный успех принадлежит модели Cayenne. Это был лучший год для этой модели за все время. Я также очень рад тому, что электромобиль Porsche Taycan вышел на 3 место по спросу среди моделей на российском рынке. У Porsche рекордный банк заказов на 2022 год. У нас отличные новые продукты, и 2021 год был очень хорошим, чего мы, признаться, не ожидали. Мы рады, что достаточно хорошо заканчиваем год вместе с нашими дилерами и клиентами, интерес к Porsche очень силен. Это один из наиболее успешных брендов на рынке. И у нас есть хорошая основа для 2022 года.

— Если вернуться к дефициту автомобилей. Насколько серьезно этот момент затронул марку Porsche?

— Если бы вы задали свой вопрос в середине января, марта, июня, ноября 2021 года, то каждый раз прогноз был бы разным. Когда сейчас я общаюсь с коллегами из отдела продаж, маркетологами, они настроены достаточно оптимистично. Так что очень надеемся, что к середине 2023 года мы сможем наверстать отложенный спрос и удовлетворить запросы клиентов.

— То есть сегодня вы готовы сделать прогноз на ближайшие два-три года?

— Прогноз — дело неблагодарное, как мы все узнали в год пандемии. Позитивный момент — это то, что хоть экономика сейчас не процветает, но есть определенная стабильность, которую мы видим с годами, и нет большого кризиса, он не ожидается в ближайшее время.

— Электромобили. Лично для меня эталоном в этом сегменте стали Taycan и Taycan Cross Turismo — автомобили, которые, лишившись ДВС, не только не утратили генетическую составляющую Porsche, но и приобрели новые интересные функции. Но и скептиков пока достаточно. Какой вы видите ближайшую перспективу электромобилей Porsche?

— Мы воодушевлены открывающимися перспективами. Компания начала продавать Taycan только в декабре 2020 года, и мы сразу стали одним из лидеров рынка. Результаты продаж 2021 г. обещают быть выше наших планов и ожиданий — Taycan вышел на 3 место по популярности среди наших моделей после Cayenne и Macan. Более того, наш банк заказов показывает еще более впечатляющий рост и покрывает почти год производства для рынка. Мы видим заинтересованность рынка, особенно в крупных метрополиях. Российские клиенты всегда интересовались и разбирались в технических новинках, и новый тип привода не исключение. В первую очередь электромобили дарят совершенно новые эмоции и ощущения от перемещения в пространстве, которые ранее автолюбители не испытывали. Действительно, продажи электромобилей в России растут значительно быстрее, чем рынок в целом, ведь сегмент только в стадии развития. Бурный рост, по нашему мнению, связан с математикой маленьких цифр: в процентном отношении рост впечатляет, но в абсолютных это пока небольшие объемы — лишь 0,1 % от всего автомобильного рынка. 

— В чем главные трудности активного развития электромобилей в России?

— Потенциал рынка электрических автомобилей будет увеличиваться вне зависимости от ситуации с общим рынком — продажи будут расти из-за эффекта низкой базы. В первую очередь мы видим потенциал в сегменте премиальных автомобилей, в котором конкурирует и Porsche. По мере удешевления самой технологии и уменьшения ограничений возможностей аккумуляторных батарей будет развиваться и массовый сегмент. Сейчас рынок электромобилей составляет 0,1 % от общего количества, к 2030 г. мы ожидаем 1,5–2 %, что все равно достаточно скромный результат. При увеличении мер поддержки со стороны государства доля электромобилей и в России может увеличиться до 15 % к 2030 г. Что может сделать государство? В первую очередь, это инвестирование и содействие в развитии сети быстрых зарядных станций, в том числе на придомовых территориях. Безусловно, налоговые меры поддержки, такие как обнуление транспортного налога (что уже делается в некоторых регионах РФ, но пока не носит единого характера). Субсидии со стороны государства на покупку электромобилей — очень действенная мера, используемая в других странах. Ну и, конечно же, нулевая таможенная пошлина, которая действует в 2021 году, и желательно, чтобы она была продлена на 5–10 лет для предсказуемого будущего. В некоторых странах, например во Франции, недавно были введены так называемые «малусы» за покупку автомобиля с ДВС, другими словами, штрафы, которые должен заплатить покупатель в пользу государства при регистрации нового автомобиля с ДВС. Мы считаем такую меру чрезмерной для России и неэффективной для развития электромобильности. Определенные меры на российском рынке тоже приняты, но мы считаем, что они недостаточны для поступательного развития рынка электромобилей. В качестве основных мер мы считаем необходимым продлить нулевую импортную пошлину и после 2021 года, а также увеличить инвестиции в развитие зарядной инфраструктуры. Налоговые льготы и бесплатные парковки бесспорно правильная мера, но без зарядной инфраструктуры они не могут дать необходимого импульса для популяризации электромобильности. Иногда мне приходится слышать, что развитию электромобильности в России могут помешать климатические условия. Холодный климат не особенно влияет на продажи, мы видим успешный опыт эксплуатации в странах северной Европы, например в Норвегии, где климат очень похож на российский. Если резюмировать, то вот какие, по нашему мнению, факторы являются определяющими: поддержка государства, наличие развернутой зарядной инфраструктуры и готовность потребителя к принципиально новым технологиям. Немаловажным фактором остается вопрос ценообразования электромобилей — пока мы видим более быстрое развитие электромобилей в основном в премиальном сегменте.

Редакция рекомендует:





(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Обсуждение

Ваш адрес email не будет опубликован.

Статьи по теме
Популярное