Спорт

Главная  /  Спорт  /  F1. Тайм-аут

F1.
Тайм-аут

Уж так получилось, что в «Формуле-1» он приключился еще до начала «тайма» первого. Отмена Гран-при Бахрейна, авария в ралли Роберта Кубицы, изменения в составе пилотов… Таким выдался февраль для команды Lotus Renault

Виталий Петров

© Фото: Lotus Renault GP

Известие о том, что Гран-при Бахрейна не состоится, громом среди ясного неба не прозвучало. Накануне этих событий уже стало известно об отмене второго этапа серии GP2 Asia, который должен был пойти 18 и 19 февраля на автодроме Сахир. Уже тогда стало понятно, что Гран-при не будет. Но особого разочарования от этого команды не испытали. Во-первых, политическая ситуация в Бахрейне явно не располагала к проведению каких-либо спортивных мероприятий. Во-вторых, тесты на автодроме Сепанг позволяли поработать над настройками, подходящими под весьма специфическую бахрейнскую трассу, поэтому перенос заключительных тестов в Барселону стал для команд более актуальным — в Испании в конце мая состоится Гран-при. Кроме того, это классическая европейская трасса, отлично подходящая для тестовой работы. Если же вернуться к аварии Роберта Кубицы, то уже по первым сообщениям стало понятно, что травмы, полученные первым пилотом Lotus Renault, весьма и весьма серьезны. Как и ответственность, которая теперь возлагалась на Виталия Петрова. Неслучайно владелец команды Жерар Лопес отметил, что буквально за неделю Петрову придется повзрослеть лет на пять.

«События развивались таким образом, что об аварии Роберта я узнала раньше, чем руководство команды, — мне об этом сообщили итальянские друзья-журналисты, — рассказывает менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко. — И сразу стало понятно, что возвращение Кубицы — это явно не дело двух-трех недель. За время, пока эта информация дошла до команды и пока готовился официальный комментарий, у нас уже было понимание того, что делать в сложившейся ситуации. Что же касается Виталия, который в этот момент находился дома, в Выборге, то даже меня удивило то, что его первым желанием было лететь в Италию, в госпиталь к Роберту — близкими друзьями они никогда не были. Во время перелета у нас состоялся серьезный разговор. Уже позже в прессе муссировалось то, что я, якобы, запретила Петрову участие в любых гоночных мероприятиях, помимо гонок F1. Например, в московской “Гонке Звезд”. На самом деле это было решение самого Виталия. Он даже отказался от традиционных картинговых заездов с итальянскими журналистами. А дома, в Выборге не только зачехлил снегоход, но и от горных лыж отказался, заметив, что не хочет, чтобы какая-либо случайность поставила крест на его карьере пилота “Формулы-1”».

И это действительно так. Вот что написал в своем блоге сам Петров: «Помню, я был очень недоволен, когда команда запрещала мне зимой участвовать в гонках. Я тоже хотел выступать в ралли, погонять по льду… Но теперь понимаю, что они были правы — можно в один миг потерять то, над чем работал всю жизнь». Повзрослел ли он в этот момент на те самые пять лет, неизвестно, но что он даже помыслить не мог о том, чтобы подвести команду «в квадрате», — это факт. Так же трудно судить и том, было ли то, что произошло с Робертом Кубицей, ошибкой его менеджмента, или просто так расположились звезды. Даже директор Lotus Renault Эрик Булье говорил о, что до момента, когда Роберт попал в аварию, он был самым счастливым человеком на Земле. В этом случае счастье и ответственность оказались на разных чашах весов…

Виталий Петров

© Фото: Lotus Renault GP

Как будет развиваться ситуация внутри команды Lotus Renault, станет понятно после первых гонок сезона — в тестовых программах Виталий Петров и пришедший на замену Роберту Кубице Ник Хайдфельд абсолютно равны. У Ника есть опыт — в «Формуле-1» он уже одиннадцать лет. У Виталия подобного опыта нет, но есть контракт, документ, подтверждающий абсолютное доверие команды. И в то же время оба пилота одинаково полезны команде. Ник Хайдфельд — очень быстрый пилот, но у него пока не было достойной возможности себя реализовать. И понятно, что попав в одну из топ-команд, Ник в благодарность за то, что ему дали возможность продолжить карьеру, вряд ли начнет работать на Виталия. Он вернулся в «Формулу-1», он хочет побеждать и имеет автомобиль, который позволяет это делать. В прошлом году в команде был явный лидер. Более того, Кубица был для Петрова своеобразным ориентиром. Вспомните, мы сами в каждой гонке отмечали результат Виталия по отношению к месту Роберта. Как сложится ситуация в этом сезоне?

«Наверняка первые Гран-при пройдут под знаком сплочения — оба пилота будут “дружить против команд-соперниц”, — считает Оксана Косаченко. — Необходимо реализовать те технические новинки Lotus Renault, которые на первых гонках сезона могут дать ощутимое преимущество. А вот на европейских этапах, скорее всего, ситуация обострится. И если предположить, что летом в строй сможет вернуться Роберт, то команда встанет перед выбором. А теперь представьте: один из пилотов регулярно финиширует в первой пятерке, а второй не набирает очков. Думаю, выбор команды в этом случае очевиден. Подобной ситуации нужно избежать, и Виталий прекрасно это понимает».

Период томительного ожидания заканчивается, вынужденный тайм-аут завершается. В то время, когда этот номер журнала выйдет из печати, в таблице чемпионата мира будет заполнена первая колонка — в Мельбурне финиширует Гран-при Австралии.