Спорт
Главная  /  Спорт  /  Быстрый русский: SMP Racing, Dallara и болид BR1
[

SMP Racing, Dallara и болид BR1

]
Быстрый русский:SMP Racing, Dallara и болид BR1
В истории российской гоночной команды SMP Racing новый виток развития: уже осенью к тестовой программе будет готов спортпрототип, подготовленный по техническим требованиям класса LMP1. Новинка, получившая индекс BR1, готовится на «стапелях» известной компании Dallara. О спортпрототипах и не только о них я беседовал с одним из непосредственных участников процесса — инженером Dallara Лукой Пиньяккой. А нашим собеседником был представитель SMP Racing и «по совместительству» тест-пилот команды Renault Sport F1 Team Сергей Сироткин, которому предстоит стать членом экипажа BR1

Лука, специалисты вашего профиля весьма востребованы во многих гоночных проектах, но вы уже более 20 лет остаетесь верны Dallara. В чем секрет притягательности этой компании? Это что-то вроде ауры и особых отношений, царящих, к примеру, в Ferrari?

Л.П. Во-первых, у меня особые, очень теплые отношения с Джанпаоло Далларой. Компания Даллары — это почти семья, а если в семье все хорошо, то разве захочется из нее уходить? Что же касается амбиций, которые у меня, конечно же, есть, то я вполне могу их реализовать, работая в Dallara. Здесь очень много разнообразных проектов: «формулы» GP2, GP3, Super Formula, Formula Renault 3,5, Formula E, гоночные автомобили для IndyCar и даже Formula 1, спортпрототипы, дорожные машины… А в Ferrari есть только F1.

Но ведь принято считать, что Формула-1 — это вершина инженерной мысли, и работать там — мечта любого специалиста.

Л.П. Верно, но, как я уже говорил, и в Dallara были проекты, связанные с Формулой-1. Последний из них — участие в создании гоночного автомобиля для команды Haas F1 Team. Для этой машины мы разрабатывали монокок и систему выпуска, помогали в изготовлении модели для ее продувки в аэродинамической трубе.

А какой из проектов, которыми вы занимались, был для вас самым интересным?

Л.П. Их было несколько. Например, Formula E — совершенно новый, отличный от других проект. И, конечно же, F1 — это лучшее из того, чем может заниматься инженер. Но одного желания заниматься проектами, связанными с Формулой-1, мало. Для нас, работающих в Dallara, нужны заказчики, оплачивающие счета за нашу работу. Такие, как, к примеру, Джин Хаас, с которым мы плодотворно работали. Может быть, в России захотят построить автомобиль Формулы-1? Мы бы с удовольствием взялись за эту работу! А что? Хорошие пилоты и инженеры у вас есть.

Работа над BR1, спортпрототипом категории LMP1 для команды SMP Racing, — это новый вызов для Dallara, или подобными проектами вам уже доводилось заниматься?

Л.П. Я бы сказал так: работа над BR1 — это расширение нашей программы, и я рад тому, что как дизайнер буду работать над этим проектом. И у нас есть опыт работы в этом направлении: в 2000 году мы подготовили автомобиль Dallara Chrysler SP1, в 2001-м — Dallara Judd SP2. Это все машины тогдашней категории LMP 900, аналога нынешней категории LMP1. С.С. Я могу добавить, что компания Dallara имеет большой потенциал и готова решать самые серьезные задачи. За свою спортивную карьеру я участвовал в гонках разных категорий, где использовались машины Dallara. И они всегда были одними из самых конкурентоспособных. Что касается проекта BR1, то в конце прошлого года мы уже отработали одну серию на симуляторе. Нашей задачей было сопоставить симулятор с реальной машиной, отработать некую модель взаимоотношений с инженерами для дальнейшего проектирования. Все это должно помочь продуктивной работе на тестах уже реального автомобиля, без затрат времени на адаптацию.

Коль скоро мы заговорили о сроках и планах, на какой стадии сейчас находится работа над проектом BR1?

Л.П. У нас за плечами несколько недель работы в аэродинамической трубе, у нас готов монокок, и сейчас мы занимаемся его окончательной доводкой. В общем, все идет по плану, и в сентябре — октябре мы планируем начать тесты автомобиля.

Одним из последних проектов, которыми вы занимались, был проект автомобиля категории LMP2. Насколько с точки зрения инженера-разработчика близки эти категории?

Л.П. Автомобиль LMP2 — хорошая база для разработки машины «старшей» категории. Разумеется, технические требования для спортпрототипов LMP1 расширены, и эти машины более продвинуты в плане аэродинамической эффективности. Кроме того, согласно техническим требованиям, автомобили LMP1 могут быть на 100 кг легче, чем машины категории LMP2. Поэтому если для машины LMP2 мы используем много уже готовых деталей, то для автомобиля категории LMP1 большую часть деталей приходится разрабатывать. К примеру, для BR1 ничего не будет взято «с полки».

В гонках на выносливость спортпрототипу BR1 предстоит соревноваться и с более быстрыми автомобилями.

Л.П. Да, это автомобили категории LMP1 H с гибридными двигателями, представленные ведущими автопроизводителями. И то, что они должны быть быстрее той подкатегории, в которой будет заявлен BR1, заложено в регламенте. Скорее всего, FIA и организатор гонок, компания ACO, решат эту задачу путем ограничения потребления топлива. Думаю, на гонках в Ле-Мане наше отставание составит 2–3 секунды с круга. Но не стоит забывать, что это «Ле-Ман», где гонка продолжается 24 часа, и как она сложится, предсказать сложно. Так что мы всегда можем рассчитывать и на главный подиум. Для частной команды невозможно создать конкурентоспособный спортпрототип категории LMP1 H. И дело не только в высокой стоимости, хотя и это тоже («гибриды» в 10 раз дороже, чем «обычные» спортпрототипы LMP1). Дело в сложности проекта: для того чтобы создать достойный спортпрототип с гибридной силовой системой, нужно быть таким автопроизводителем, как Audi, Toyota или Porsche. В инженерном плане спортпрототип с гибридной силовой установкой и автомобиль Формулы-1 не так уж отличаются. Разве что размерами: «формула» маленькая, а спортпрототип большой.

Сергей, а вы как пилот что скажете о различиях Формулы-1 и спортпрототипа?

С.С. Пилот должен учитывать не столько габариты, и даже не уровень прижимной силы. Обладая той же мощностью, такой же аэродинамической эффективностью и схожим уровнем сцепления с дорогой, спортпрототип имеет больший вес. И это серьезно отражается на управляемости, на том, как автомобиль реагирует на действия пилота. А более подробно я об этом расскажу после тестов.

Лука, вы упомянули, что одним из интересных для вас проектов была Formula E. Вы верите в будущее гонок электрических «формул»?

Л.П. Мне кажется, что сейчас этот чемпионат находится в очень хорошей форме, и к нему есть большой интерес со стороны крупных автопроизводителей. Любителям ревущих моторов и очень высоких скоростей эти гонки могут показаться скучными, но с моей точки зрения это неплохое шоу.

Сергей, а вы что скажете?

С.С. Я принимал участие в тестах автомобиля Formula E, и у меня сложилось двоякое мнение. Если мы говорим о скорости в ее абсолютном выражении, то электрическая «формула» не впечатляет. Если же говорим о скорости, которую развивает автомобиль на электрической тяге, то это вызывает определенный интерес. И с учетом конструктивных особенностей автомобиля удивляет его уровень сцепления с дорогой. Интересны и правила использования шин: и для мокрой, и для сухой трассы используется один тип. Мне кажется, электрическую «формулу» не нужно сравнивать с громкими и быстрыми «формулами» из других дисциплин, ее нужно рассматривать как отдельное, совершенно новое направление.