Путешествия
Главная  /  Путешествия  /  Страна контрастов: по Боснии и Герцеговине на Lifan X50

Страна контрастов:
по Боснии и Герцеговине на Lifan X50

«Это на Балканах. Наверное, будет интересно. А что там?» – примерно так говорили те, кто узнавал, куда я собираюсь ехать. Мой интерес к Боснии и Герцеговине был вызван тем, что она расположена в регионе с богатой историей и красивой горной природой. Представлений же об этой стране у меня, как и у большинства моих соотечественников, любящих проводить отпуск за границей, не было никаких. Сейчас, вернувшись в Москву, могу сказать, что, даже несмотря на то, что путешествие не прошло гладко – меня обвиняли в нарушении закона, у машины выбили стекла, украли вещи – я хотел бы побывать в Боснии и Герцеговине еще раз

Я планировал ехать в Боснию и Герцеговину (БиГ) в конце лета – начале сентября, но в силу некоторых обстоятельств отправился туда уже в последние дни ноября, перед самой зимой. Маршрут пролегал из Москвы через Белоруссию, Польшу, Чехию, Австрию, Словению и Хорватию. Как известно, БиГ вместе со Словенией и Хорватией, Сербией, Македонией, Черногорией (а также частично признанным Косово) до 1991 года образовывали Социалистическую Федеративную Республику Югославию (СФРЮ). Это было крупнейшее на Балканском полуострове государство, относившееся к так называемому социалистическому лагерю. Распад Югославии сопровождался гражданской войной. В БиГ она шла с 1992 по 1995 год.

Для граждан России въезд в БиГ безвизовый. К слову, россиянам необходима виза только в Словении и Хорватии – они в составе Евросоюза. Для посещения других стран, на которые распалась Югославия, нам виза не нужна. Я въезжал в БиГ с ее юго-западной стороны, из Хорватии, по шоссе номер 62. Дорога – горный серпантин – альтернатива скоростной платной магистрали А1. Перед границей последний населенный пункт, через который проходит 62-е шоссе, – Велики Пролог. Путешествуя, я редко пользуюсь скоростными автомагистралями. Передвижение по ним можно сравнить с поездкой в метро: быстро, но не видишь, что происходит снаружи. А там, как раз то, ради чего путешествуешь.

На границе, на хорватской стороне, у меня только проверили документы. Таможенник даже не вышел из постовой будки. Я тоже остался в машине. Так и общались через открытые окна. Сначала он выяснил, говорю ли я по-английски. Затем спросил, откуда, куда и зачем еду. Я перечислил страны, через которые проехал, целью назвал туризм. Он что-то проверил в компьютере, поставил печать в паспорт и попрощался. Процедура заняла несколько минут.

А вот на боснийской стороне все прошло не так гладко. Нет, очереди не было. Я вообще был один. Сначала, также через окно, у меня приняли документы, задали похожие вопросы, а потом началось... Таможенник долго смотрел в компьютер, затем обратился к коллеге, после чего тот тоже стал что-то рассматривать на мониторе. После этого меня попросили проехать вперед за шлагбаум и встать с правой стороны. Был вечер, около девяти часов. Дул сильный холодный ветер. Днем в Хорватии бортовой компьютер машины показывал +10. С наступлением же темноты температура воздуха снизилась до двух градусов. Я открывал багажник, сумки, двери. Таможенник с фонарем по несколько раз заглядывал под одно и то же сиденье, рассматривал обшивку дверей и другую облицовку салона, поднимал напольные коврики. Обнаружил на полу смятый чек из магазина и заинтересовался им. Узнал, когда была куплена машина, сверился с документом и спросил: «Эта машина – российская?» Я сказал, что нет, китайская, Lifan X50. Он заглянул под капот, сверил VIN, вернулся к салону…

Примерно через полчаса подозрения таможенника достигли апогея: он спросил, везу ли я с собой наркотики. Обычно такой вопрос звучит перед началом досмотра. Получив наверняка предсказуемый для себя ответ, он, наконец, разрешил мне ехать. Я сел в остывшую машину и направился в Мостар – древний город, который, как считается, вместе с Сараево лучше всего раскрывает боснийскую историю и культуру.

От границы до Мостара рукой подать – около 40 км. Дорога идет через скалистые горы. Качество дорог в БиГ похуже, чем в другой части бывшей Югославии, на которой сегодня находятся Хорватия и Словения. На асфальте встречаются выбоины, горбы, не везде есть дорожная разметка. Но, несмотря на это, двигаться по дорогам БиГ оказалось комфортнее. И вот почему. Я не отношу себя к тихоходам, но стараюсь соблюдать скоростной режим. В ряде же европейских стран некоторые местные водители, хорошо знающие дорогу, не упускают возможность придавить на газ, значительно превышая максимальную разрешенную скорость. Догоняя впереди идущий автомобиль, они, как говорят у нас в России, начинают висеть на бампере. Иными словами, не соблюдают безопасную дистанцию, что особенно действует на нервы в горах в темное время суток. В БиГ такие водители встречаются крайне редко, чего не скажешь про Словению и Хорватию.

Кстати, Словения считается наиболее благополучной страной среди тех, на которые распалась Югославия. Словению часто сравнивают по уровню жизни с граничащей с ней Австрией. Но именно в Словении я чаще всего сталкивался с подобным поведением водителей. Можно было бы, конечно, предположить, что в Словении не любят нашего брата. Номера то у машины, на которой я ехал, российские. Но, общаясь со словенцами, я этого не заметил. Более того, они были со мной очень дружелюбны.

Вероятно, причина здесь, если отбросить моральную составляющую, в другом. В БиГ не так много знаков, сильно ограничивающих скорость, как в Словении. Там едва ли не каждый поворот и населенный пункт предвещает знак «40» или «30». Вот, возможно, у местных нервы и не выдерживают.

На горных дорогах БиГ я мог долго удерживать машину в комфортном для себя скоростном диапазоне, без частых ускорений и торможений. Такой режим помогал еще экономить топливо. С установленным в машине 1,6-литровым мотором и 4-ступенчатым автоматом выходило в среднем 7 литров на сотню. Такой манере вождения способствовала непрошибаемая и вместе с тем довольно комфортная подвеска Х50, игнорирующая дефекты асфальта.

В БиГ максимальная разрешенная скорость на шоссе 80 км/ч, в городах – 50 км/ч, на магистралях – 120 км/ч. Камер мало, но зато полицейские патрули не редкость, и работают с населением они активно. Хотя меня ни разу не останавливали. Платных дорог в БиГ очень мало. Так называемая виньетка, которую в ряде европейских стран необходимо покупать для движения по автомагистралям, не нужна.

В стране довольно хорошо развит придорожный сервис. Много заправок, отелей, кафе, ресторанов, магазинов, пекарен.

Последнее в этом перечне может удивить. Но пекарня на Балканах – это особое место. Там продается вкуснейшая выпечка. Нередко встречаются пекарни, где есть кофе, чай, молоко, йогурты, в общем, разные напитки, которые могут очень хорошо дополнить мучное.

Признаюсь, со мной не раз случалось такое, что я заходил в пекарню для того, чтобы только что-нибудь попробовать, но в итоге наедался так, что был вынужден отказываться от обеда. Цены на выпечку невысокие. К примеру, сочная, довольно приличных размеров булка с вишневым вареньем стоит 1 марку.

Боснийская конвертируемая марка (BКМ или KM) равна примерно 0,5 евро, если быть точнее, то в банках за 1 евро дают около 1,95 КМ. Большой, еще теплый батон хлеба стоит 0,7–2 КМ. Хлеб приготовлен из такого легкого теста, что можно с удовольствием съесть целый батон, и в животе не возникнет никакого дискомфорта. Это настоящий, правильный хлеб, который веками считался едва ли не главной составляющей пищи человека.

Цены на автомобильное топливо в БиГ одни из самых низких в Европе, меньше 1 евро. Самая маленькая цена 95-го бензина, которую я встречал на автозаправках, была 1,68 КМ, а самая высокая 1,91 КМ.

На заправках, как, впрочем, почти везде, вместе с национальной валютой принимают евро. Но если на заправках конвертация была близка к банковскому курсу, то, например, в одном ресторане мне посчитали сдачу по ставке 1,5КМ за 1 евро. Расплачиваясь евро, чаще всего я получал сдачу в национальной валюте. Совсем мелкую монету достоинством меньше 1 евро, или «бронзу», как ее называют в БиГ, не брали. При этом сдачу «евро-бронзой» охотно ссыпали. Так, в одной из пекарен продавец, увидев у меня на ладони горку мелочи, сам выбрал белые монеты, а сдачу дал бронзой. Поэтому расплачиваться почти везде удобнее местной валютой. Исключение в этом, наверное, только лавки на торговых улицах и базарах, ориентированные на туристов. Там цены указаны как в местной валюте, так и в евро. Валюту обменивать лучше в банках.

От места, где я провел в Мостаре первую ночь, до старого города было идти пешком не дольше пяти минут. Апартаменты в стиле art – такую характеристику получило это жилье на одном известном интернет-ресурсе бронирования отелей – в действительности никакая не квартира, а небольшая вытянутая комната с душевой, расположенная на первом этаже небольшого частного двухэтажного дома. Стена комнаты, граничащая с улицей, из гипсокартона, единственное окно выходит в коридор-прихожую. И насчет art тоже было преувеличено. Несколько фотографий, немного аппликации и часы в винтажном стиле на стенах, которые показаны на интернет-ресурсе и глядя на которые можно подумать, что они являются частью интересного дизайнерского решения, – это все, что в той комнате можно было отнести к элементам декора. В остальном это слабо сочетаемые друг с другом предметы самой обычной мебели.

Парковка общественная, бесплатная, около стоящей рядом жилой многоэтажки, охватывающая не только все свободные места на асфальте, но и газон. На нем хозяин дома и предложил мне припарковать автомобиль. И надо сказать, мне еще повезло, это было последнее свободное место. Впрочем, приехал я, когда шел уже одиннадцатый час вечера.

Обошлись мне эти апартаменты в 18 евро. Хозяин дома был приветлив, утром подарил карты города, рассказал, что нужно обязательно посмотреть туристу в Мостаре, и порекомендовал не ехать на машине, поскольку исторический центр рядом, а стоянка там не бесплатная (я последовал его совету и не пожалел об этом).

Цена 18 евро за сутки в одноместном номере кажется довольно привлекательной. В развитых странах Западной Европы, например, в Испании, едва ли такое возможно, даже если жилье будет расположено на окраине города возле железной дороги. Да, Балканы – не Западная Европа. Но соотношение цена-качество в отелях, в которых я останавливался в БиГ, значительно проигрывает тем местам, где я ночевал в Хорватии и Словении. То есть там за те же деньги я получал больше. Например, в Хорватии я жил в апартаментах с действительно интересным интерьером: черная под старину мебель, высокие потолки, в сводах необычные деревянные перекрытия.

В квартире спальня, гостиная с кухней, чистая, приятная ванная комната и просторная прихожая. Сразу за входной дверью частный закрытый двор с парковкой. Хозяин дома угостил меня превосходной ракией. Цена такого номера 15 евро.

Опять же, в Хорватии, в полутора десятках километрах от часто посещаемого туристами национального природного парка «Плитвицкие озера», я остановился тоже за 15 евро в хорошо меблированной, просторной квартире и также в частном доме со своей парковкой. В Словении в Збилье рядом со Збильским озером в придорожном отеле за 22 евро я получил вполне приличный номер и сытный завтрак. В словенском городе Птуй я жил, вот уж точно, в настоящем арт-отеле, расположенном в центре старого города. В стоимость номера вошли хороший завтрак и место на закрытой парковке при отеле. Цена – 29 евро. Это несколько больше вышеназванных сумм, но, учитывая расположение и сервис, можно сказать, что такой отель имеет довольно высокий уровень соотношения цена-качество, который, повторюсь, в БиГ я не встречал.

Кстати, путешествия во внесезонный период, когда нет большого количества туристов, имеют свои большие плюсы. Один из них – это почти всегда наличие свободных мест в отелях, ресторанах, кафе. Еще один – так гораздо комфортнее осматривать достопримечательности.

Главная достопримечательность Мостара – это его историческая часть, называемая Старый город. Именно он притягивает туристов из самых разных стран мира. Место впечатляет. Оно формировалось под влиянием турок, а точнее, их средневековой культуры. Когда идешь по тесной, вымощенной булыжником и окутанной запахами крепкого кофе и сигарного дыма старой улочке Мостара, то забываешь, что находишься в Европе.

Захват Балкан Османской империей оказал сильное влияние на культуру Боснии и Герцеговины. Захватившие в 15 веке Балканы турки на протяжении нескольких сотен лет интегрировали свою религию и быт. Поэтому сегодня в стране большое количество мечетей и около половины жителей мусульмане. Боснийские мусульмане, или, как еще их называют, бошняки, во времена социалистической Югославии, в 1970-х, были признаны отдельной народностью. Предки бошняков – это сербы и хорваты, принявшие ислам. В БиГ проживает еще две крупнейшие, но меньшие по численности народности – боснийские сербы и боснийские хорваты. Первые составляют примерно треть, а вторые около 15% населения страны. Сербы исповедуют православие, хорваты католицизм.

В Югославии на территории БиГ проживало наибольшее количество народностей с высокой численностью. Как известно, после распада СССР как мощной политической системы многие объединенные народы захотели независимости. Мусульмане-бошняки стремились отделиться от Сербии с Белградом. Боснийские сербы были против этого. В то же время партия Хорватское демократическое содружество, инициирующая независимость современной Хорватии, провозгласила образование в западной части нынешней БиГ Хорватской республики Герцег-Босна. Все это привело к жестокой гражданской войне – Боснийскому конфликту. Итогом войны стало образование отдельного государства Босния и Герцеговина, но разделенного на две автономные области. Одна называется Федерация Боснии и Герцеговины, здесь преобладают боснийские мусульмане, и здесь же находится Мостар. Вторая автономия – Республика Сербская, в которой проживают преимущественно боснийские сербы. Но что особенно интересно, сегодня у страны три президента. По одному от каждой народности. С одной стороны, такая особенность воспринимается как способ решения разногласий, с другой – это отсутствие единства.

Исторически сложилось так, что Мостар населяли в основном хорваты-католики и бошняки-мусульмане. Через Мостар проходит река Неретва. Хорваты занимали западную сторону реки, а бошняки восточную. Такое условное разделение существует и сегодня, хотя в городе много смешанных браков. В период Боснийского конфликта между сторонами возникло военное противостояние, и город оказался разделен. Западная часть Мостара относилась к Хорватской республике Герцег-Босна и даже считалась ее столицей.

Некоторые дома Мостара до сих пор стоят испещренные пулями или изуродованные крупнокалиберными снарядами. Стоя на тротуаре возле площади Испании – центральной в городе, я наводил объектив фотоаппарата на здание гимназии, построенное в период контроля Балкан Австро-Венгрией, выглядящее на фоне окружающей архитектуры как-то особенно броско и парадно, и вдруг услышал исходящий со стороны проезжей части крик. Оторвавшись от камеры, я увидел показывающего рукой и кричащего мне водителя фургона. Было понятно, что он хотел, чтобы я фотографировал разрушенное войной здание, стоящее у меня за спиной. Во время войны через площадь Испании проходила граница Герцег-Босны. В этом месте здания подвергались интенсивным обстрелам.

Война принесла народам БиГ много страданий, и они, конечно же, не хотят ее повторения и стараются жить в мире. Но этнические противоречия остались. Они проявляются и в быту, в мелочах, и в происходящих более значимых событиях. Например, на холме Хум, у подножия которого расположен Мостар, хорватами-христианами был установлен большой, высотой 33 метра, крест. Это не нравится мусульманам. Некоторые из них видят в этом провокацию.

Примечательно, что во времена Османской империи турки на Балканах предоставляли принимающим ислам значительные преференции, например, в виде налоговых послаблений, и создавали ограничения для распространения в стране христианства, но они не занимались таким масштабным разрушением исконных архитектурных объектов. Боснийский конфликт сопровождался жестокой этнической рознью. Уничтожались религиозные центры, культурные и исторические здания. Мостар пострадал от войны, наверное, больше других крупных боснийских городов. По некоторым данным, в городе было разрушено около 90% строений. Боснийская война оказала очень негативное действие на взаимоотношения между народностями балканского региона, скорее всего, даже более сильное, чем в период властвования турок. Когда-то сделанное сравнение Балкан с пороховой бочкой сохраняет актуальность в наши дни.

В Старом городе Мостара наиболее примечательным местом считается старый каменный мост над рекой Неретва, включенный в список всемирного наследия UNESCO. Он был построен в 1566 году по проекту турецкого архитектора.

В период Боснийской войны мост был тоже разрушен. В 2004 году его восстановили. Сегодня возле башни моста лежит памятный камень с надписью «Don’t forget 93». Цифры – это год, в который его разбомбили силы хорватской Герцег-Босна. Уничтожение моста не было связано с военными действиями. Это был очередной акт разрушения прижившихся за века в Мостаре тесных межнациональных связей.

Интересный факт. Старый мост Мостара считается сложнейшим архитектурным сооружением даже в наши дни. Проектировавший его Мимар Хайруддин, как говорят историки, лучший в то время архитектор в Османской империи, сильно рисковал, реализовывая такой проект. Султан Османской империи Сулейман Великолепный пообещал казнить Хайруддина, если мост рухнет. 

В 2004 году, когда началось восстановление моста, инженеры не были уверены в том, что им удастся его воспроизвести. После Хайруддина не осталось никаких чертежей. Чтобы изучить конструкцию, из реки пришлось доставать все фрагменты моста. Строительство, в прямом смысле, велось всем миром. В работе участвовали специалисты многих стран. Среди них итальянские эксперты по мостам Древнего Рима, немцы, исследовавшие секреты строительства египетских пирамид. К сожалению, ни один из старых каменных блоков из-за своей недостаточной прочности не был использован повторно. Но чтобы мост как можно сильнее походил на первоначальный вариант, материал для него был взят со старой каменоломни возле Мостара, откуда брал камни и Хайруддин. А вот при укладке дорожного покрытия моста использовались камни старой брусчатки.

Сегодня Старый мост примечателен не только как архитектурный и исторический объект, с него еще совершают прыжки в реку. Занятие это довольно рискованное. Высота моста от воды около 21 метра. Глубина реки под мостом не превышает 5 метров. Воды Неретвы очень холодные. С Мостарского моста прыгают уже несколько веков. Это стало традицией. Раньше тот, кто решался прыгнуть, хотел доказать себе или продемонстрировать окружающим свою храбрость. Теперь это еще способ заработать деньги. В башне на западной стороне моста есть дверь, за которой находится клуб «Мостари». Ребята из этого клуба находят туристов, готовых заплатить за зрелище, и прыгают.

Раз в год на старом мосту Мостара случается шоу и посильнее. На нем проводится большой международный турнир. Побеждает в нем тот, чей прыжок будет самым красивым.

Когда я оказался на мосту, мой интерес к клубу был сразу же замечен. Один из его сотрудников пригласил меня в помещение и начал с воодушевлением показывать фотографии прыжков. На мой вопрос, сколько нужно собрать денег, чтобы был совершен прыжок, он сказал «60 евро». Но, насколько мне известно, «цена прыжка» не бывает стабильной и может быть значительно меньше – в разы. В помещении клуба есть железная лестница, которая ведет в темноту, вглубь, к самому основанию моста. Мой собеседник провел меня и туда. Там пахнет сырой землей, а из-за каменной кладки фундамента доносится гул протекающей реки. Жутковатое место. Но интересное.

К Старому мосту примыкают торговые улицы. На них можно купить разные сувениры, украшения, посуду, сумки, одежду и многое другое, даже переделанные военные трофеи.

Многие товары сделаны вручную. Цены… судите сами, думаю, что это недорого. Я купил в подарок стильную женскую сумку-торбу из шерсти вола. Сумка hand-made. На ее ценнике было написано 30 евро, но, немного поторговавшись, я получил существенный дисконт и в итоге заплатил 20 евро. По своему качеству, считаю, эта сумка не уступает продукции известных европейских брендов с ценами, зашкаливающими за сотню евро. Женщина, продавшая мне эту сумку, дала визитку с указанием адреса сайта производства, тем самым как бы гарантируя качество продукта. К слову, сумка рассчитана на максимальный вес 20 кг. И это отчасти меня подкупило.

На улицах исторической части Мостара, конечно же, много кафе и ресторанов. Оказавшись там, первое, что я захотел попробовать, – это крепкий боснийский кофе. Кажется, что его пьют здесь все и постоянно. Кофе подают прямо в турке, на подносе, с маленькой чашкой, кусочком рахат-лукума и стаканом холодной воды. И обязательно предложат сигару. Да, в кофе боснийцы знают толк. Это, конечно, тоже турецкое наследие. Цена кофе (без сигары) колеблется от 2 до 4 КМ.

Боснийская кухня состоит преимущественно из восточных блюд, получивших широкое распространение не только на Балканах, но и за их пределами, в том числе в России. Например, это долма, сарма, плескавица. Фундаментальные составляющие боснийской кухни – мясо и овощи. В меню национальных ресторанов гостям предлагают специальные наборы из традиционной боснийской еды. Такой набор представляет собой большую тарелку, которую наполняют на ваш выбор из предложенного рестораном ассортимента, который во всех заведениях примерно одинаковый. Выбор довольно широкий. Стоит такой набор 20 КМ. В дополнение к нему вы бесплатно получаете любой из напитков из меню, за исключением импортного дорогого алкоголя (типа виски).

Я отказался от такого набора, попросив угостить меня наиболее распространенным боснийским первым и вторым блюдом. На первое мне предложили телячий суп, на второе – чевапчичи.

Последнее представляет собой маленькие, длиной примерно 5 см, обжаренные на углях колбаски, уложенные в хлебную питу. В качестве гарнира к этому подается мелко нарезанный репчатый лук. Такой обед обошелся мне в 12 КМ.

Согласитесь, что это недорого. Чевапчичи, кстати, это одно из самых часто упоминаемых в туристических проспектах блюд вместе с восточными сладостями, кофе и буреком. В боснийской кухне бурек – мясной фарш, запеченный в тесте, – это фактически фастфуд, но он мне понравился больше всего.

Буреки продаются повсюду – в магазинах, кафе, пекарнях, штучно и на развес. Они пользуется большой популярностью, что показательно, не только среди туристов, но и у местного населения, которое, кажется, покупает их так же часто, как в России колбасу. Цена одного бурека 1–2 КМ, если на развес, то 1 кг стоит 8–10 КМ.

В общем, в Мостаре можно поесть вкусно, сытно и, по европейским меркам, за небольшие деньги. Еда здесь дешевле, чем в Словении, Хорватии, ну и, разумеется, в Западной Европе. Вот средние цены некоторых блюд в центральных ресторанах Мостара. Мясные блюда под заказ – 15 КМ, блюда на гриле под заказ – 15 КМ, рыбные блюда – 15 КМ, гарниры – 3 КМ, спагетти (паста) – 12 КМ, сезонные, простые салаты (типа зеленых, овощных) – 3 КМ, мясной салат – 14 КМ, салат из тунца – 12 КМ, супы – 3 КМ, десерты (мороженое, пахлава, баклава и т. п.) – 3–4 КМ. Напомню, 2 КМ – это примерно 1 евро.

На второй день в Мостаре попробовал передвигаться на машине. Оказалось, что найти свободное парковочное место сложно.

На платных охраняемых паркингах час стоит 2 КМ. Но Мостар довольно компактный город, и я поступил так же, как в предыдущий день: оставил машину на бесплатной парковке возле жилой многоэтажки, расположенной в 15 минутах ходьбы от центра.

На третий день, ближе к вечеру, я выехал в Сараево. До него от Мостара чуть более 120 км.

Кроме Старого города, в Мостаре можно прогуляться по жилому району Бранковац с домами, построенными в эпоху Османской империи.

Или пройтись по самой длинной в городе улице Броза Тито – лидера Югославии, правившего ею с 1953 по 1980 г.

Но, скажу прямо, все это уже не впечатляет так, как Старый город и его мост. К тому же исторические объекты вне Старого города разбросаны по Мостару, не представляя собой единого комплекса. Многие уцелевшие в войну дома, построенные в эпоху Османской империи, хоть и привлекают к себе внимание, но нуждаются в ремонте.

Как я уже говорил, Мостар сильно пострадал от войны.

На восточной стороне от Неретвы, за районом Бранковац и трассой М17, на холме заново возводится православный собор Святой Троицы, впервые построенный во второй половине XIX века. В войну он был уничтожен.

На западной стороне города возвышается францисканский костел Святого Петра и Павла с самой высокой в стране колокольней высотой 107 метров. Это здание было построено на месте тоже разрушенного в войну католического собора, возведенного в 1872 году. Оно имеет простую, малопривлекательную архитектуру.

Из того, что отличает БиГ от соседних Хорватии и Словении, являющимися членами ЕС, больше всего внимания поначалу обращаешь на много разбросанного бытового мусора. Бывает, что он портит не только улицы жилых кварталов, но и места, посещаемые туристами.

На Балканах часто встречается граффити. Оно в большинстве случаев, к сожалению, уродует фасады зданий, но иногда бывает сделано настолько креативно и качественно, что воспринимается не иначе как произведение искусства. В БиГ граффити нередко выполнено на стенах пострадавших от войны заброшенных домов. Как будто авторы рисунков стараются оживить своими творческими персонажами эти мрачные строения.

Что я знал про Сараево? Что в нем в 1914 году было совершено покушение на наследника принца австро-венгерского престола, из-за чего началась Первая мировая война. Что в 1984 году там прошла зимняя Олимпиада. Что в период Боснийского конфликта он был в осаде и его обстреливали и бомбили. Что в 1995 году Боно – лидер музыкальной группы U2 спел с Лучано Паваротти известную песню «Мисс Сараево», посвященную мирным людям, вовлеченным в боснийский конфликт. Это, пожалуй, все.

Теперь я могу добавить к этому то, что Сараево имеет такой редкий синтез культур, который делает его одним из самых необычных городов в мире. Сараево можно назвать зеркалом всех Балкан, отражающим культуры крупнейших в мировой истории цивилизаций. Самое сильное влияние на формирование города оказали Османское иго и австро-венгерская оккупация. В Сараево типичный турецкий торговый район соседствует со столь же типичной западно-европейской архитектурой, и можно, пройдя мимо мечети, через несколько минут оказаться перед православной церковью или католическим собором.

В Сараево найти свободное парковочное место возле дороги крайне сложно. В центре города и прилегающих к нему районах парковка платная. Плата за 1 час 2 КМ. Оплатить место можно и монетами в паркомате.

На многоместных муниципальных паркингах цена за час составляет тоже 2 КМ. В самом центре города есть небольшие охраняемые парковки, вероятно, частные, на них за час берут 4 КМ. Я оставил машину на большой охраняемой стоянке, возле изуродованного войной строения, расположенной в нескольких минутах ходьбы от набережной Кулина Бана. Оттуда мне было удобно начинать свой пеший маршрут. Парковка эта очень похожа на «времянку»: не заасфальтированный пустырь, шлагбаум с камнем наперевес, поднимаемый вручную, никаких камер и автоматов. В будке возле шлагбаума сидит сторож, он же «кассир». Час – 2 КМ. Но, конечно же, никаких чеков.

К слову, о чеках. В БиГ, как и во многих других странах Восточной Европы, да и в некоторых южных западноевропейских государствах, кассовые чеки давать не принято или, скорее всего, невыгодно. Такое отношение граждан к своей налоговой системе во многом объясняет или невысокую экономическую развитость страны, или ее слабую устойчивость к финансовым кризисам. В БиГ, если я не требовал, нигде, кроме супермаркетов, мне чеков не давали. Даже в отелях. Хотя в отелях требовать чеки особенно важно, потому что они являются фактически документом, подтверждающим место временной регистрации и уплату городского налога. Вряд ли такой документ могут спросить без какой-либо серьезной причины, но все же лучше, чтобы он был.

Знакомство с Сараево я начал с прогулки по набережной реки Миляцка, вдоль которой по обоим ее берегам и растянулся город. Берега соединены более чем тремя десятками мостов.

Среди них Латинский мост, возле которого на углу здания, где сейчас находится музей Сараево, в 1914 году были убиты сербом Гаврилой Принципом австро-венгерский наследник Франц Фердинанд и его жена.

Это место стало одним из самых посещаемых туристами в Сараево. Хотя я не видел, чтобы оно было обозначено в туристических проспектах. Впрочем, это можно понять. В Сараево сегодня наверняка стараются лишний раз не связывать историю города с войнами.

Я ориентировался в городе по навигации, но это будет несложно делать и по обычной бумажной карте, которую можно взять в отелях или международных туристических бюро информации Tourist info. Река Миляцка – очень хороший ориентир. Со стороны ее набережной Кулина Бана расположена историческая часть города, называемая Башчаршия. Она небольшая, охватывает несколько улиц, идущих, условно говоря, параллельно набережной. Башчаршия – это, пожалуй, наиболее колоритное место Сараево, в котором сосредоточена вся его контрастность. В древности это место было центром города и главной частью большого торгового района.

Когда я утром в первый раз оказался на центральной площади Башчаршии, то увидел ее, наверное, такой же, какой она была несколько веков назад – многолюдной, тесноватой, окутанной дымом печных труб.

На Башчаршие до сих пор есть узкие торговые улочки-ряды. Это по-восточному скроенное место во многом задает тон всей исторической части города.

Через город Сараево со времен его образования проходили торговые маршруты, связывающие Западную Европу и восточные страны. Как известно, такие города обогащались и получали хорошее развитие. В торговом квартале и по сей день находится Безистан – большой крытый рынок (на фото его каменная стена слева), построенный в 16 веке. Безистаны в Османской империи создавались только в крупных торговых городах.

Современные торговцы Башчаршии продают сувениры, бижутерию, ювелирные изделия, посуду и другие товары. Есть немало вещей – копий продукции именитых брендов за небольшие деньги. Толкаясь среди торгового ряда, буквально заваленного чеканной посудой, я вдруг обратил внимание на кожаные сумки с именами известных марок. И стоило только приглядеться к одной из них, как ко мне сразу же вышла женщина-продавец и слету сказала, что сумка стоит 75 КМ, но она готова отдать ее за 60 КМ. Вот так. Хотя, думаю, можно было бы еще поторговаться, если бы эта сумка была нужна мне.

Среди торговых лавок разбросано большое количество разных заведений, где можно поесть. Это и рестораны, и небольшие кафе, и просто забегаловки, на витринах которых, смотрящих прямо на улицу, лежат восточные сладости, выпечка, буреки… И, конечно, почти везде предлагают боснийский кофе в турке. Интересно, что здесь, в исторической части столичного Сараево, цены не выше, чем в центре Мостара, а некоторые даже ниже. Например, кофе в ресторане стоит 1,5 КМ. В Мостаре я не встречал его за такие деньги. Среди иностранных блюд, как мне показалось, в ресторанах и кафе преобладает еда итальянской кухни. Впрочем, так, наверное, во многих европейских странах.

Вот некоторые цены из ресторанов центрального Сараево. Суп томатный – 3 КМ, суп из телятины – 4 КМ, салат по-шопски – 4 КМ, салат из тунца – 6 КМ, основные мясные блюда, стейки – 12–22 КМ, кебабы – 10 КМ, лазанья – 7 КМ, паста (спагетти) – 7 КМ, пицца – 5–9 КМ, пиво местное (сараевское) – 2,5–3,5 КМ, иностранных марок 4–5 КМ. Кстати, в Сараево есть пивоварня с очень глубокими традициями. Пиво оттуда – очень вкусное и качественное. Оно поставляется во многие страны, в том числе европейские, где знают толк в хорошем пиве. Находясь в БиГ, я пил пиво преимущественно сараевское. Правда, в Мостаре на западной, «хорватской» стороне оно, поскольку боснийское, не встречается. Там вместо него продают пиво хорватских марок.

Восточную атмосферу торгового квартала Башчаршии дополняют возвышающиеся над ним минареты мечетей. У центральной площади Башчаршии стоит Башчаршийская мечеть, одна из старейших в Сараево. Она была построена в 1528 году.

Есть в Башчаршии мечеть Гази Хусрев-бега – крупнейшая в стране и считающаяся самым значимым объектом архитектурного наследия Османского периода в Боснии и Герцеговине. Ее купол и минарет видно из многих районов города.

Она была построена в первой половине 16 века наместником султана Османской империи Гази Хусрев-бегом. При нем произошел рассвет Сараево. Он получил статус города и впоследствии сильно разросся. К концу 16 века в городе было более ста жилых районов. Из них только несколько было не мусульманскими. В каждом мусульманском районе, как правило, стояла мечеть. Кстати, Сараево и сегодня считается мусульманским городом. В нем проживает около 80% мусульман. В период правления Гази Хусрев-бега было создано много важных культурных и социальных объектов. Среди них, например, библиотека. Она находится, тоже, в Башчаршие.

На улице Мулы Мустафы Башескии, граничащей с торговым кварталом, всего в нескольких минутах ходьбы от центральной площади Башчаршии с фонтаном Себиль, стоит старая православная церковь св. архангелов Михаила и Гавриила.

Она появилась раньше 16 века, еще до того, как Сараево стал городом. Точный год ее постройки неизвестен. В первой половине 18 века церковь пострадала от городского пожара и была перестроена с изменением ее первоначального облика. Пол в церкви ниже поверхности земли. По мнению историков, это может быть связано с тем, что в Османской империи запрещалось строить церкви своей высотой и внешностью выделяющиеся на фоне мусульманской архитектуры. Поэтому для увеличения высоты потолков пол был углублен. Вероятно, до пожара она имела и более привлекательный, распространенный в то время в регионе сербско-византийский стиль, которым сегодня отличается, скажем, церковь Богородица Левишка в Косово, внесенная в список ЮНЕСКО.

Если идти по улице дальше, то еще через несколько минут оказываешься возле собора Святейшего сердца Иисуса конца 19 века, построенного в неоготическом стиле.

Объект является главным католическим собором в стране. Он был возведен во времена правления  Австро-Венгрии. Интересно, что период этот длился всего сорок лет – до 1918 года, но в течение него Австро-Венгерская империя успела повлиять на архитектуру Сараево, может быть, даже не меньше, чем Османская, наполнив город целым рядом западноевропейских стилей. Причем влияние Западной Европы нашло отражение не просто в отдельно стоящих зданиях, а в целых улицах.

Одни из наиболее красивых зданий австро-венгерского периода – это бывшая мэрия – Виечница, а ныне государственная библиотека...

...и академия искусств, в прошлом протестанская церковь, которую проектировал архитектор из Сараево Карл Паржик.

Оба здания находятся на набережных Миляцки. В ходе Боснийской войны Виечница, как и многие другие здания города, попала под обстрел, из-за чего в ней начался пожар, в котором сгорели все книги.

Кстати, наследник австро-венгерского престола Франц Фердинанд был убит Гаврилой Принципом на пути из Виечницы, где присутствовал на торжественном приеме.

Босния и Герцеговина – страна южная, балканская, поэтому ассортимент сельхозпродукции здесь очень широкий. Недалеко от Старой православной церкви, на той же улице есть небольшой сельскохозяйственный рынок. Надо ли говорить, что продаваемые там фрукты-овощи все как на подбор? Цены не разочаровывают.

Овощи и фрукты продаются в стране повсеместно, и даже из фургонов вдоль дорог. Цены разнятся не сильно. В больших магазинах они бывают пониже, чем у частников, но там и качество может отличаться не в лучшую сторону. С частниками можно еще и поторговаться.

Вот цены 1 кг некоторых овощей и фруктов. Яблоки – 1,5–2 КМ, мандарины – 2 КМ, бананы – 2 КМ, лимоны – 1,5–3 КМ, ананас – 3 КМ, груши – 2–3 КМ, хурма – 4 КМ, картофель – 3 КМ, капуста – 0,4 КМ, помидоры – 2 КМ, перец – 3,5 КМ, баклажаны – 4 КМ, кабачки – 2 КМ. Замечу, что это цены не в сезон. Летом-осенью они могут быть ниже. Вспоминая боснийские базары, не могу не сказать о сыре. Это важная составляющая боснийской кухни. Ассортимент его широкий, на разные вкусы. Цены вполне приемлемые. В среднем 1 кг сыра стоит 8–12 КМ. В супермаркетах цены большинства сыров крупных производителей примерно такие же.

Выше центра Сараево, на холмах, расположены жилые малоэтажные кварталы. Я заехал туда случайно, когда объезжал город на машине. Там есть дома, построенные по-восточному, с внутренними дворами. Улицы района узкие. Местами их ширины хватает только для проезда одного автомобиля. Из-за горного рельефа улица ведет вниз или вверх, иногда под очень крутым углом. Интересное место. Сначала я захотел прогуляться там, но вскоре решил этого не делать. Уж больно повышенное внимание проявляли ко мне некоторые местные жители. Они, как будто, заподозрили недружественного чужака. Впрочем, в тех кварталах я и сам смотрел на некоторых людей с подозрением. Хотя в Сараево осторожности мне все-таки не хватило. Впереди меня ждал особый, незабываемый опыт.

Путешествуя, я редко бронирую отели на два дня вперед. Бывает, что оказываешься в таких местах, в которых хочется задержаться. А отмена брони не всегда бывает бесплатной, да и тратить лишний раз время не хочется. В тот день я планировал вечером уехать из Сараево. Но ближе к вечеру понял, что хочу побыть в этом городе еще. Для бронирования я чаще всего использую wi-fi-соединение какого-нибудь кафе. Это очень удобно: не спеша, с большой чашкой горячего капуччино выбрать отель, а заодно пробежаться по новостным лентам, проверить почту. К слову, в БиГ во всех кафе, которые я посетил, было довольно приличное качество интернет-связи.

Вечером в центре Сараево в одном из переулков возле здания детского театра я наткнулся на общественную бесплатную парковку и в целях экономии оставил машину там, а сам пошел в недалеко расположенное кафе, которое приметил еще днем. Вернувшись через некоторое время обратно, я увидел, что у моей машины вместо окон задних дверей зияют темные дыры. Воры выбили стекла, через откидную спинку заднего сиденья добрались до багажника и украли вещи. Такого поворота событий я не ожидал.

Пока я оценивал материальный урон, а он был ощутимым – единственная большая дорожная сумка с одеждой и прочими необходимыми в дороге вещами и рюкзак с ноутбуком – на парковку приехала машина. Я подошел к ее водителю, молодому парню, узнать, как вызвать полицию, чтобы она поскорее прибыла. Парень, увидев, что случилось, пришел в негодование. Он начал эмоционально и громко рассказывать, что здесь встречаются не люди, а полные идиоты. Он обошел вокруг своего автомобиля и показал на различные детали, которые когда-то откручивали, отламывали, разбивали. Объяснив, что произошедшее со мной – это не редкость, а скорее закономерность, он сказал, что сам сейчас вызовет полицию, и ушел. Пока я ждал полицейских, он еще несколько раз возвращался, чтобы узнать, не приехали ли они.

Прибывшая полиция вызвала представителя российского посольства, и мы все вместе поехали в участок. Там был составлен протокол, криминалисты обследовали автомобиль, сняли с него отпечатки пальцев. Мне выдали специальный документ, заключающий факт кражи, нужный для предъявления страховой компании, и который мог потребоваться при пересечении границы (и он, действительно, понадобился при выезде из БиГ и въезде в страну ЕС).

Представитель посольства посоветовал мне переночевать в Источно-Сараево, где «спокойнее», и предложил проводить меня туда. Я согласился. До Боснийской войны территория Источно-Сараево была южной частью «большого» Сараево. Но теперь эту часть отделяет граница двух автономий. Источно-Сараево относится к Республике Сербской и получила статус городского округа.

Я решил не оставлять машину одну без стекол даже на охраняемой стоянке и переночевал в ней на пустыре возле какого-то отеля. Ночью на улице температура опустилась до –2, но в машине обогреватель салона оказался довольно производительным и не дал мне замерзнуть.

Случившееся вынудило изменить мои планы и начать двигаться в сторону Москвы. И тем не менее от еще одного дня в Сараево я не отказался. Этот город действительно привлекает своей неповторимостью. Утром на автомойке я очистил салон от стекол и закрыл дыры в дверях полиэтиленовой пленкой, купленной в супермаркете. В Сараево оставил автомобиль в самом центре города на охраняемой парковке, где час стоит 4 КМ (2 евро). Работник стоянки, понимая, что мой автомобиль требует особого присмотра, разрешил поставить его рядом с будкой контролера.

В Боснии и Герцеговине горная природа красивая даже зимой, когда ее не украшает зелень и нередко затягивает тучами небо. Перевалы, ущелья, реки… они сопровождали меня по пути на север страны, к границе. Я накупил в одной из деревень у дороги фруктов и не спеша, поедая вкусные плоды, ехал, получая удовольствие от ежесекундно открывающихся передо мной видов. Но продлилось это не столько, на сколько я рассчитывал. И поснимать горные пейзажи я не успел. Меня ждала еще одна долгая встреча с полицией. На этот раз меня подвело незнание местных нравов или, возможно, менталитета.

В одном из сел, возле дороги, стояли огражденные металлической сеткой ряды старых Мерседесов разных моделей. Некоторые из них были повреждены, какие-то частично разобраны. Я и до этого встречал несколько таких «стоков» и наконец решил это сфотографировать. Судя по всему, такие автомобили, значительной частью которых в России могут заинтересоваться разве что только реставраторы, здесь попадают в категорию широкого спроса. Мне это показалось интересным. Я остановился, сделал несколько снимков и пошел обратно к своей машине. Но вдруг на моем пути возник здоровый, уже немолодой босниец грозного вида и закричал: «Delete foto!» Я отрицательно покачал головой, и он без промедления схватился за объектив камеры и потащил ее на себя. Он наверняка сломал бы ее, если бы я не разжал свои пальцы. Завладев фотоаппаратом, он поторопился за то самое ограждение, где стояли Мерседесы, и, предупредив меня, что здесь его частная собственность, в связи с чем, я не могу заходить на нее, начал звонить в полицию. Он сообщил ей, что я фотографировал его дом, тем самым покушаясь на его частную жизнь. Он говорил на боснийском, но его было не сложно понять.

Ситуация выглядела абсурдно. Человек фактически отобрал у меня фотокамеру и сам позвонил в полицию. Фотографировать его Мерседесы я мог, поскольку это товар, выставленный на продажу. Дом боснийца попал в поле объектива камеры, но было понятно по снимкам, что он не был целью. Полиция долго не приезжала. Может быть, там думали, как им лучше поступить в такой нелепой ситуации, осложненной участием в ней иностранного туриста.

Пока мы ждали полицию, босниец сказал мне, что здесь, на мусульманской стороне, не надо фотографировать. «Вот там, на христианской, делай что хочешь», – говоря это, он махнул рукой в сторону Республики Сербской. Для меня эта фраза стала многое объясняющей. Когда полицейские наконец приехали, то не нашли в сделанных мной фотографиях ничего противоправного. Но для разряжения конфликтной ситуации настоятельно просили удалить снимки. Я сделал это.

Да, Босния и Герцеговина очень контрастная. И здесь живут очень разные люди. То, что для одних считается нормальным, для других может оказаться неприемлемым. Но здесь так жили несколько веков. Это очень важно понимать, если вы находитесь в этой стране.

Вечером следующего дня я пересек боснийско-хорватскую границу. А еще через ночь мчался под громкое хлопанье на ветру полиэтиленовой пленки, закрывающей дыры в окнах моей машины, по белорусской магистрали. Хочу ли я вернуться в Боснию и Герцеговину? Определенно да. Несмотря на перипетии, мне приятно вспоминать парня, помогшего в Сараево вызвать полицию, сотрудника клуба «Мостари», продавцов пекарен, базаров, владельцев жилья, в котором я останавливался, просто прохожих на улицах… да многих. И я с удовольствием еще раз окунулся бы в ту особую атмосферу центрального Сараево, попил бы превосходный боснийский кофе, поел бы вкуснейшие буреки и наверняка открыл бы для себя еще что-то интересное. Например, особенности Республики Сербской. Ведь, путешествуя по БиГ, мне удалось познакомиться только с одной ее частью – Федерацией Боснии и Герцеговины.

КАЛЬКУЛЯТОР ПУТЕШЕСТВИЯ

Срок пребывания, сутки

7

Расходы на проживание в апартаментах, евро (за 7 дней)

117

Средний чек в ресторанах (обед, ужин), евро

9

Виза

не нужна

Протяженность маршрута, км

480

Средний расход топлива, л/100 км

7

Цена бензина марки 95, евро

0,9

Макс. разрешенная скорость, км/ч

120