Путешествия
Главная  /  Путешествия  /  Большое путешествие по Адыгее на Datsun mi-DO
[

Автопутешествие по Адыгее

]
Большое путешествиепо Адыгее на Datsun mi-DO
Сильны чары природы горной Адыгеи. Она сначала сделала так, что я очень захотел отправиться в ее заповедные места, а потом, чтобы не сомневался, подослала ко мне двух диких бурых кавказских медведей… ведь они в Адыгее – знак начала светлого и доброго пути. Сейчас, когда я уже в Москве, ее чары продолжают действовать. В горы Адыгеи хочется вернуться

ЧАСТЬ 1. УСТАНОВКА

Адыгея со всех сторон окружена Краснодарским краем. Ее северная часть охватывает Краснодарское водохранилище. Южная граница республики находится в нескольких километрах от Красной поляны Сочи, но дороги между ними нет, там высокогорье Кавказского государственного природного биосферного заповедника. Если ехать в Адыгею из Москвы, выбрав самый быстрый маршрут, то он пройдет сначала по трассе М4 «Дон» через весь платный участок, а затем примерно за 80 км до Краснодара в районе станицы Березанская уйдет восточнее на Усть-Лабинск. За ним начинается Адыгея. От М4 до Усть-Лабинска около 60 км. Всего же от Москвы до Адыгеи 1300 км. Но сразу скажу, что главные достопримечательности Адыгеи находятся на юге, в ее горной части, за Майкопом – республиканским центром. Между ним и Москвой 1400 км.

Отправляясь в дальний путь один, я не придерживаюсь принципа выезжать с утра пораньше, как, впрочем, и в путешествиях не люблю ограничивать свое передвижение какими-то определенными часами. В этот раз вышло так, что я выехал из Москвы, когда уже были сумерки. Решил ехать до тех пор, пока не начнут появляться признаки сонливости. Бодрости хватило почти на 500 км. Заночевал в машине, на большой стоянке дальнобойщиков, рядом с Воронежем.

Трасса «Дон» проходит через ростовские и краснодарские земли, славящиеся своей сельхозпродукцией. Мне, оказавшемуся на юге России в конце сентября, те места преподнесли жаркую солнечную погоду и в изобилии отличного качества овощи и фрукты, в том числе, конечно же, арбузы, которые, к слову, доставляются к дороге прямо с бахчи. Купленные продукты ел там же, у поля, в тени деревьев лесополосы. Сделал большой сочный салат, приправленный ароматным подсолнечным маслом. Все очень вкусно, полезно и недорого. Килограмм арбуза стоит 12 руб., а, например, яблок и помидоров, в зависимости от сорта, в среднем 50–70 руб. Торг с частниками, разумеется, уместен.

Но путь до Адыгеи не весь был приятным. После Богучара, где закончился платный участок трассы «Дон», была череда километровых пробок, образовавшихся из-за дорожных строек. Удушливые выхлопы большегрузов и едкий запах недогоревшего бензина от старых легковых машин, пыль и жара – приходилось закрывать окна и включать кондиционер, заменяя теплый ветер южных полей прохладой искусственного климата. Где-то недалеко от Ростова-на-Дону на отрезке между дорожными заторами, едва разогнавшись в левой полосе, стукнуло в заднем колесе – проколол шину. Пришлось съехать к оказавшейся очень кстати рядом автозаправке и ставить запаску. Хорошо, что под полом багажника Datsun mi-DO лежит полноценное колесо, а не докатка. Порадовало и то, что потом не пришлось долго искать шиномонтаж – вдоль трассы М4 автомастерских, как и заправок, немало. Прокол заделали за 350 руб. Цена как в Москве.

При въезде в Адыгею из Краснодарского края больших перемен не происходит: те же холмы, тополя, кубанские села. Разве что у дороги торгуют овощами преимущественно адыги и номерные знаки большинства встречных машин отмечены цифрами 01. Я не планировал задерживаться в Майкопе. Но мне нужно было снять некоторую сумму наличности, а в Адыгее банкомат банка, картой которого я пользуюсь, всего один и только в Майкопе. К слову, это крупный известный европейский банк. Сняв деньги, я решил немного подкрепиться в расположенном рядом с банкоматом кафе. Позднее, выходя из него, я пытался вспомнить, когда последний раз в России платил за 300-граммовую порцию супа-солянки 35 рублей. Не вспомнил.

От Майкопа на юг, в горы, ведет одна дорога. На картах она может обозначаться как Р254 или А159. Недалеко от въезда в поселок Каменномостский, расположенный в 35 км от Майкопа, под автодорожным мостом через реку Белую – крупнейшую водную артерию Адыгеи находится природная достопримечательность мирового значения. Здесь ландшафт уже начинает меняться, и Белая имеет все признаки горной реки. Ее русло усеяно валунами, к берегам прибиты переломанные деревья, течение быстрое, вода прозрачная и очень холодная.

Примечательность этого места заключается в том, что камни, лежащие в русле Белой, скрывают внутри себя аммониты – вымершие беспозвоночные головоногие моллюски, обитавшие на Земле многие десятки миллионов лет назад. Эти моллюски имели спиралевидную раковину, очень напоминающую бараний рог, а их размеры достигали два метра. Долина аммонитов, так ее называют, тянется по руслу Белой несколько километров: от южной окраины Каменномостского до поселка Абадзехская, расположенного севернее.

В мире известно не много мест со столь крупным скоплением останков аммонитов, выходящих на земную поверхность. В Адыгее возникновение такого скопления объясняется тем, что в далекую эпоху мезозоя здесь был теплый и неглубокий залив древнего океана Тетис. Его условия благоприятствовали развитию аммонитов. После того как они умирали, их раковины, перекатываясь по дну, покрывались слоями органических донных отложений, которые с течением времени затвердевали, превращаясь в известняк, фактически в камень.

Туристов привозят на автобусах к мосту, но вниз к реке экскурсионные группы не спускаются. Прибрежные склоны реки крутые и довольно высокие, а обустроенного спуска под мост нет. Из этого следует вывод, что если вы хотите рассматривать камни не издалека, то нужно приезжать сюда самостоятельно. Я был один, и мне ничто не помешало спуститься к реке и потом долго бродить по ее руслу. Самих аммонитов там я не увидел. Но мне удалось найти разломанные, то ли от времени, то ли под воздействием какой-то большой физической силы валуны с четкими отпечатками аммонитов. И это впечатляет! Ведь это не музейные экспонаты.

Позднее я узнал, что за аммонитами ведется настоящая охота. Из них делают сувениры, украшения, декорации, их покупают для музеев. На рынке хороший обработанный экземпляр может стоить 30–50 тыс. руб. Хотя это не предел. Говорят, случается, что цена бывает в разы больше. Аммониты есть не во всех камнях. Под мостом я видел несколько неудачно кем-то распиленных валунов. В предыдущие годы людьми было добыто немало аммонитов, поэтому сегодня это редкое место для его сохранения взято под охрану полицией. Правда, пока я там был, никакого патруля не заметил.

В самом начале Каменномостского, у дороги с правой стороны, установлен указатель с надписью «Хаджохский дольмен». Рядом с ним стоит небольшой, малоприметный домик. В нем располагается довольно самобытный, интересный музей. Его смотрительница подошла ко мне, как только я отошел от машины, еще на улице. Она сказала, что в музее можно все осматривать и фотографировать, не спеша, сколько нужно, после чего она проведет для меня экскурсию, и потом я могу сходить к дольмену, который находится рядом. Все это стоило 50 руб.

Музей состоит из двух маленьких комнат и больше похож на подсобку, значительная часть его экспонатов лежит на полу. В музейном собрании, демонстрирующем преимущественно особенности местной геологии, есть коллекция аммонитов, которая вкупе с экскурсией дает хорошее представление о том, что это были за существа, и показывает, как выглядят их останки внутри камней сегодня. В музее есть аммониты, которые можно купить.

Хаджохский дольмен – один из самых известных в Адыгее. Он называется хаджохским, потому что Каменномостский раньше назывался Хаджох. Некоторые местные жители до сих пор используют это название.

На северо-западном Кавказе дольменная культура, или, как ее еще называют, мегалитическая была распространена в период с III по I тысячелетие до н.э. В регионе насчитывается несколько тысяч мест, где были построены дольмены. До наших дней их сохранилось не так много. Самый крупный и хорошо сохранившийся в Адыгее дольмен находится в Гузерипле. Сегодня можно услышать разные версии, объясняющие назначение этих мегалитических построек. Некоторые утверждают, что они являются некими порталами, через которые можно попасть в параллельные миры. Археологами доказано, что дольмены – это гробницы. Но ученые предполагают, что дольмены, являясь местом захоронения, могли использоваться еще для чего-то другого. Например, для проведения ритуалов, или в качестве объекта, указывающего, какому роду принадлежит территория.

Вдоль асфальтовых дорог, идущих через горную Адыгею, достопримечательностей немало. Почти все они природные. Значительная их часть находится в районе Каменномостского. Думаю, не ошибусь, если скажу, что наиболее популярные среди каменномостских достопримечательностей – это «Хаджохская теснина» и «Водопады Руфабго».

«Хаджохская теснина» – ущелье, но необычное, очень узкое и довольно глубокое. Такая его особенность и привлекает туристов. На дне ущелья шумным бурлящим потоком проносятся воды реки Белой. Длина ущелья составляет 400 метров, ширина варьируется от 7 до 2 метров, глубина около 40 метров.

Достопримечательность представлена в виде небольшого туристического парка. В нем есть мост, дорожки, смотровые площадки, с которых удобно рассматривать особенности каньона. Есть клетки и вольеры с дикими животными и птицами местной фауны. Вход платный: для взрослого – 400 руб. Парк занимает лишь некоторую часть каньона. За пределами его территории доступ к реке свободный. Поэтому, чтобы увидеть ущелье, покупать билет, цена которого кажется завышенной, не обязательно. Но парк построен в наиболее зрелищной части теснины и позволяет рассмотреть крутые обрывы лучше, обеспечивая при этом безопасность.

Возде «Хаджохской теснины» на площадке располагаются сувенирные лавки, кафе, магазины, беседки со столами. Здесь предлагают, я сказал бы так, традиционные блюда российского уличного общепита, такие как шашлык, плов, шурпа, борщ, солянка. Цены: 100 гр. шашлыка из свинины – 200 руб., плов – 200 руб., супы – 150–200 руб. В Адыгее такой порядок цен почти во всех местах, ориентированных на массового туриста. О товарах, которые продаются в сувенирных лавках, расскажу чуть позже, поскольку это отдельная тема.

«Водопады Руфабго» – это уже довольно большой лесной парк на склоне горы, по которой течет ручей, образующий систему водопадов. Ручей называется Руфабго. Он впадает в реку Белую. Название ручья связывают с легендой о злом великане Руфабго, который хотел погубить девушку, но был побежден влюбленным в нее смелым юношей Хаджохом.

Вход в парк для взрослого стоит тоже 400 руб. Для осмотра водопадов вдоль ручья проложен пеший маршрут и сделаны некоторые надстройки. Идти надо довольно долго, если не спеша, то около часа, и, разумеется, вверх. И как часто бывает в подобных туристических местах, не все люди оказываются готовы получать удовольствие от такой ходьбы. Некоторые из поднимающихся при встрече тех, кто идет уже обратно вниз, вздыхая, спрашивают, долго ли еще до конца.

Когда я один бродил в долине аммонитов по берегам реки Белой, где произошло мое первое знакомство с горной природой Адыгеи, меня посетили мысли, которые в последующие дни путешествия стали для меня некой установкой. Эти мысли заключались в том, что природа Кавказа очень красивая, но чтобы по-настоящему проникнуться ею, почувствовать связь с ней, нужно оказаться в ее диких, первозданных местах, как говорится, оторваться от цивилизации. И меня сильно потянуло в такие места. Хаджохская теснина и водопады Руфабго – места, несомненно, интересные, но это далеко не то. Они, можно сказать, стали частью цивилизации. Там в естество природы внесены рукотворные изменения, а людей так же много, как в праздничный день в городском лесопарке.

Недалеко от Руфабго, с другой стороны дороги, находится ущелье Мишоко, по дну которого протекает река с одноименным названием. Ущелье глубокое, стены его отвесные. Возле ущелья располагается экстрим-парк, тоже названный Мишоко. В нем предлагается целый ряд увлекательных аттракционов, основанных на альпинизме и скалолазании. Например, там можно переправиться по железному подвесному тросу с одного конца ущелья на другое, или спуститься в пещеру.

В том парке я разговорился с инструктором и поделился с ним тем, что думаю о «Водопадах Руфабго». Он со мной согласился и посоветовал посетить ущелье реки Мишоко, где также есть система водопадов. Там проложены туристические тропы, но все находится в гораздо более естественном состоянии, чем на Руфабго, билет покупать не надо, просто идешь сам куда хочешь и смотришь что нравится, сказал он.

На следующий день с утра пораньше я отправился к Мишоко. Спуск в ущелье довольно крутой, хотя на тропе во многих местах выдолблены ступени, что облегчает путь. Добравшись до реки, я пошел вверх прямо по ее каменному руслу. Подъем несложный, но требующий осторожности. Река Мишоко действительно не испорчена искусственными надстройками. Где-то в камни вкручены крючья и натянут страховочный трос, но это несущественные и необходимые детали. Виды реки, не скажу, что завораживающие, но они понравились мне не меньше, чем на Руфабго.

Воды в реке оказалось мало. Да, я не сказал, что ручей Руфабго был сильно обмелевшим. Девушка-кассир объяснила это долгим отсутствием дождей, что, в общем-то, понятно: в горах реки маловодны большую часть времени в году. Самый дождливый период здесь приходится на конец весны – начало лета.

 

Поднимался по Мишоко минут пятнадцать, пока передо мной не возник небольшой водопад, преодолеть который без соответствующего снаряжения было сложно. Правда, можно было вернуться немного назад и обойти его по верху. Но я уже не видел смысла делать это. Еще не было восьми утра, а со всех сторон слышались голоса, исходившие от многочисленных групп людей.

В тот же день я поехал в Гузерипль. В той стороне, как мне сказали, начинаются проложенные по кавказскому биосферному заповеднику интересные туристические маршруты. В Гузерипле находится один из охранных кордонов заповедника, на территории которого есть музей природы. Там можно получить информацию как о самом заповеднике, так и о его маршрутах.

В горах Адыгеи есть так называемые дороги-серпантины, изобилующие крутыми поворотами. Но на моем пути серпантинов было мало. В основном дорога, слегка изгибаясь, шла по ущелью вдоль реки Белой. Знаков, сильно ограничивающих скорость, тоже много не встречалось. И не могу вспомнить, чтобы я видел хоть одну камеру видеофиксации. Качество асфальтового покрытия в целом, если не брать какие-то отдельные участки, довольно неплохое. Условия позволяли ездить без лишних рывков, часто на высокой передаче, экономя топливо. У моего mi-DO четырехступенчатый классический автомат. На скорости 80–90 км/ч расход 92-го бензина был порядка 6 литров на сотню.

На пути к заповеднику последняя автозаправка находится в Каменномостском. Южнее него нет и продуктовых супермаркетов, и прочих крупных магазинов, нет автомобильной мойки. Впрочем, их отсутствие не создавало особых проблем. В крайнем случае, от заповедника до Каменномостского не придется ехать долго – расстояние не превышает 40 км. Кроме того, во всех, даже самых маленьких населенных пунктах есть придорожные магазинчики, в которых можно купить самое необходимое.

Но вот что действительно доставляло неудобство, так это отсутствие сотовой связи. Немного отъезжаешь от Даховской, расположенной в нескольких километрах от Каменномостского, и не работает связь ни одного из операторов, кроме МТС. Хотя и тот работает плохо, с перебоями. Позднее в Гузерипле мне рассказали, что некоторые жители, используя МТС, подключают к телефону дополнительный блок усилителя сигнала.

В районе Каменномостского цены на жилье начинаются примерно с 800 руб. Бюджетные двухместные варианты могут быть как с ванной комнатой, так и без нее. Завтрак будет за отдельную плату в размере 200–250 руб. Завтраки довольно сытные, комплексные: на первое каша, на второе что-то типа яичницы или сырников, чай или растворимый кофе.

У отелей в большинстве случаев своя закрытая территория с парковкой, баней, местами для отдыха на свежем воздухе в виде столов с зонтиками или беседок, оснащенных мангалами. Парковка, как правило, бесплатная. За использование беседок могут брать плату. Многие такие отели со своей территорией здесь классифицируют как гостевые дома. Хотя в Европе, как известно, ими называют обычный частный дом, хозяева которого сдают несколько комнат гостям.

Самые дешевые номера – это небольшая комната, простая мебель и в придачу ряд неудобств, вроде тесного санузла, отсутствующего шампуня, недостаточно хорошего отопления или плохо работающего телевизора. Но в Каменномостском в более дорогих вариантах – до 2000 руб. качество сервиса может быть ненамного лучше, чем в самых дешевых. Гостиничный сервис будет с высокой долей вероятности достаточно приличный, если цена двухместного номера не ниже 3000 руб.

Но это общая картина. Мне, по стечению обстоятельств, встретилось очень приличное двухместное жилье за 2000 руб. Причем находится оно едва ли не на самом видном месте: на центральной улице, в нескольких минутах ходьбы от Хаджохской теснины. Отель называется «Парк Хаджох» (не сочтите за рекламу, стараюсь быть предельно объективным). Я обратил на него внимание сразу, как только оказался в Каменномостском. Но решил, что там слишком дорогие номера, а я, поскольку один и не гонюсь за роскошью, в таком жилье не нуждаюсь.

Номер большой, с просторной ванной комнатой, хорошей удобной мебелью, широким длинным балконом и другими немаловажными деталями, делающими проживание комфортным. Правда, в летние, сезонные месяцы цена этого номера была дороже на 500 руб.

 

Такое предложение подкупило мою практичность, с которой я ориентировался на жилье в пределах 1000 руб. Минус там был, пожалуй, только один: мне, любителю поесть от души утром, одного омлета с сосисками, хлебом и чаем было маловато. Нужна была еще каша.

На пути к Гузериплю река Белая, вдоль которой идет дорога, предстает во всей своей красе. Здесь и бурлящие пороги, и нависающие стены скал.

 

На берегу Белой располагается много кемпингов и турбаз. Скажу прямо: заехал в несколько из них, и у меня не возникло ни малейшего желания остаться там. Домики для проживания типа строительных вагончиков, или, как еще их называют, бытовок. На полу линолеум. Стены обиты вагонкой. Потолок низкий. Освещение – плафон. Комнаты небольшие. Между кроватями мало места. Никакой другой мебели кроме кроватей может не быть.

На одной из таких турбаз управляющая, открывая передо мной двери, говорила: «Вот здесь у нас простой двухместный номер – 1,5 тыс. руб. Вот это трехместный – 2,5 тыс. руб. А здесь двухместный вариант «люкс» с душем и туалетом – 3 тыс. руб.». – «Биотуалет?», – спросил я. – «Нет, канализация, – ответила она и затем, возможно, почувствовав в моем вопросе сарказм (хотя ничего такого у меня не было), сказала. – Вы знаете, я хорошо понимаю, что все здесь таких денег не стоит. Если бы это было мое, то я бы все в три раза дешевле предлагала». И продолжила: «Беседка – 500 руб. за час, баня – 1,5 тыс. руб. за час. Сейчас уже не сезон, людей почти нет, поэтому и питания нет». – «А в сезон?» – «Кухня под открытым небом, готовит повар, на огне». – «А людей много в сезон?» – «Бывает, что мест нет».

Вот так, при таких комнатах и ценах – и нет мест. Хотя здесь определяющий фактор – это природа. Сюда едут, конечно же, из-за нее. Приходится выбирать: жить в этих домиках или в кемпинге в палатке. В кемпингах места стоят от 500 до 1000 руб. Есть уже готовые, установленные палатки, за использование которых берут 200 руб. с человека. Но кемпинги, как и турбазы, тоже пустовали. Поэтому в одном из них управляющий предложил мне всю палатку за 200 руб. А в другом кемпинге хозяин вообще сказал так: «Да заезжай и живи бесплатно. Есть баня. Не хочешь?» Баня у него стоила 1,5 тыс. руб. в час для группы не больше 8 человек. Но мне одному он предложил 2 часа за 1 тыс. руб. Бани ставят на берегу реки, в местах, где нет сильного течения. Выходишь из парной и сразу в студеную, чистейшую проточную воду.

Возле кемпингов и турбаз выставляют в ряд квадроциклы и рафты. Организованное катание на «квадрах» и сплавы по реке – это одни из наиболее популярных развлечений туристов в горной Адыгее. Стоят они везде примерно одинаково – 2 тыс. руб. за час на квадре и 1 тыс. руб. за час на рафте. Хотя, если группа большая, то можно рассчитывать на скидку. Наличие водительских прав, разрешающих управление квадроциклом, у меня никто не спрашивал.

Оказываясь в горной части Адыгеи, очень быстро замечаешь одну особенность: здесь редко встречаются адыги, почти все население составляют люди славянских национальностей. Связано это с Кавказской войной, вспыхнувшей в 19 веке из-за конфликта между Россией и Черкессией. Эта война, как известно, затронула Западный Кавказ в наибольшей степени и привела к выселению горцев черноморского региона. Присоединив к себе Северный Кавказ, Россия в значительной мере усилила свое влияние на востоке и укрепила свои южные рубежи. К слову, в будущем это оказало большое влияние на исход Великой Отечественной войны. Но любая война не бывает без жертв. Кавказская война была очень кровопролитной. Горцы Западного Кавказа оказали яростное сопротивление. А последующая смена населения Западного Кавказа привела к упадку ранее существовавшего здесь традиционного хозяйства.

Кстати, у адыгов была такая интересная традиция. Собираясь в лес, они брали с собой ветку привоя кого-нибудь фруктового дерева. Так в северо-западных кавказских лесах появлялись фруктовые сады. Плодами деревьев мог пользоваться любой путник, идущий через лес. В наши дни, когда эта традиция не действует уже более 150 лет, лесные сады еще встречаются, но они одичали.

Говорить о Кавказской войне довольно сложно. Этот исторический вопрос очень непростой. Сегодня в Адыгее адыгов не больше, чем людей других национальностей, и проживают они в основном в северной части республики, в районе Майкопа. В разных странах мира, за пределами России, численность адыгов в несколько раз больше, чем в самой республике Адыгея.

Но, несмотря на это, адыги, даже переселенцы, как и столетия назад, соблюдают обычаи своих предков. Как говорят этнографы, это происходит из-за того, что адыгская культура поведения одна из самых жестких и нормативных на Северном Кавказе. Она содержит определенные нормы морали, называемые Адыге Хабзе. В этих нормах изложены, например, правила взаимоотношений между старшими и младшими, между мужчинами и женщинами.

Еще в средние века название «адыг», или, если быть точнее, «адыхе» использовалось только самими адыгами. В других странах адыгов называли черкесами. Поэтому и государство, где жили адыги, называлось Черкессией. Оно занимало значительную территорию Кавказа. В конце 18 века его граница на севере и востоке проходила вдоль реки Кубань, а на юге по Большому Кавказскому хребту. Западной границей было все нынешнее черноморское побережье Кавказа от Тамани до Абхазии.

Черкесы были известны как очень хорошие воины. Это стало одной из их главных этнических особенностей. Во многом благодаря своим высоким боевым качествам, которые очень ценились, адыги становились влиятельными дворянами при правителях крупных империй. Влиятельные адыгские диаспоры остаются в разных странах мира до сих пор. Например, их влияние сильно в ближневосточном регионе. В Египте до 1952 года государством правила мамелюкская династия черкесского происхождения.

С российской знатью Черкессия тоже имеет давнюю связь. Появление черкесов среди русского дворянства началось еще в 16 веке, после того как в 1557 году четвертой женой Ивана Грозного стала дочь князя Кабардинского княжества, тогдашнего, можно сказать, черкесского государства. Одним из наиболее ярких примеров вхождения черкесов в высшие слои российского общества в последующие годы можно назвать тот факт, что в числе приближенных Петра I был князь Бекович-Черкасский. Еще позднее много черкесов служило в составе российского императорского конвоя, созданного в 1820-х годах. В его рядах был родоначальник адыгской литературы и автор первого исторического сочинения «Записки о Черкессии» Хан-Гирей из западных адыгских племен бжедухов, занимавший должность первого командира кавказского императорского полуэскадрона.

Адыгскому дворянину был свойствен аскетизм, он очень редко бывал дома, проводя почти все время в военных походах. В жизненном укладе адыгов мужчина – это воин, странник, на женщине держалось домашнее хозяйство, все, что связано с жилищем. Адыгский мужчина не стремился к богатствам, главным для него было добывать себе славу, совершая героические поступки. Но вместе с тем адыг стремился к тому, чтобы у него были лучшие оружие и конь. В результате этого в Черкессии была выведена порода боевых коней высочайшего качества, а также создана шашка, считающаяся лучшей модификацией сабли и самым совершенным длинно-клинковым оружием.

Местом выведения коней в Черкессии была Кабарда. Эти кони не подковывались. Их копыта закалялись хождением по горным каменистым холодным рекам. В 19 веке кабардинские кони приобретались для российской воинской конницы. Черкесские шашки также стали важной составляющей вооружения армии России. Они были как элементом парадного вооружения, так и регулярным оружием российского офицера. Наиболее заметными отличиями шашки от сабли, как известно, являются отсутствие перекрестия на рукоятке, меньшая изогнутость клинка и крепление ремней на внешней стороне изгиба ножен. (Крепления ремней сабли находятся на внутренней стороне изгиба.)

Кстати, ношение таких важных деталей адыгской одежды, как папаха и черкеска, тоже распространилось на армию Российского государства. Их использовали офицеры в качестве парадной одежды, императорский конвой, казачьи войска. Черкески очень хорошо подчеркивали стать мужчины и были очень удобными в сражениях и походах.

ЧАСТЬ 2. ПУТЬ К ОТКРЫТИЮ 

До Гузерипля нужно было проехать, как уже говорил, всего 40 км, но кемпинги с турбазами и, конечно же, красоты реки Белой забрали у меня все светлое время суток. В Гузерипль приехал уже затемно. Никакое жилье я заранее не бронировал. Поселок выглядел безлюдным – знакомая для таких мест ситуация – солнце скрылось, и жители разошлись по домам. Хотя было только около семи. Мобильный телефон не работает – сотовой связи и интернета нет.

В Гузерипле возле многих частных домов висят таблички, указывающие на то, что здесь можно снять квартиру или комнату. На табличках также указан номер телефона. В поселке есть немало и гостиниц, большая часть которых выглядит довольно прилично. Я зашел в один из отелей, и там мне объявили: «3,5 тыс. руб. с завтраком». Подъехал к дому, где сдавалось жилье. Там за отдельную квартиру с входом со двора просили с одного проживающего за день 1 тыс. руб. Меня это устроило, но потом выяснилось, что проживающих должно быть не меньше двух. Поэтому с меня одного 2 тыс. руб. После этого я решил закончить поиски в Гузерипле и съездить к туристическому приюту «Партизанская поляна», где, насколько мне было известно, есть бюджетное жилье для туристов, собирающихся в поход по заповеднику. Приют получил такое название в связи с тем, что примерно в полутора километрах от него есть поляна, на которой в военные годы скрывались партизаны. В период Гражданской войны там была их база, а во время Великой Отечественной они прятали на ней скот.

Мои первые километры на пути к Партизанской поляне заставили задуматься о том, правильно ли я поступаю, собираясь ходить один по этим заповедным местам. Причиной этого сначала стала сова. Она сидела посреди дороги, таращилась сверкающими в свете фар глазами на меня и взмахивала своей лапой так, будто хотела сказать «уезжай отсюда». Я постоял, пока она не улетела, а через несколько сот метров встретил перебегающего дорогу медведя. Раньше мне приходилось видеть медведей только в клетках.

Дорога, по которой я ехал, на картах никакими индексами не обозначена. Ее асфальтовое покрытие местами сильно разбито, а где-то, со стороны ущелья, повреждено оползнем. Дорога вьется в горы. Тогда, поднимаясь по ней, я попал в сильный туман. Как это бывает, он очень быстро стал плотным настолько, что дальше капота почти ничего не было видно. И я уже не ехал, а крался. Из головы не выходил встретившийся медведь. Я задействовал все противотуманное освещение, однако ям избежать не удалось. Хетчбэк mi-Do, конечно, не внедорожник, но его подвеска была разработана с расчетом на езду и по сильно разбитым дорогам. Скажем так, это одна из его особенностей, которая бывает очень полезной в путешествиях по российским регионам. Поэтому, ухаясь в попавшие под колеса колдобины, машина не издала не одного предательского стука или скрежета. Но беспокойство вызывала ранее заклеенная шина. Не хотелось даже представлять, как в таких условиях я ехал бы со спущенным до нуля колесом.

Через некоторое время я увидел на дороге несколько машин. К тому времени туман поредел, и было видно, как группа туристов восторженно благодарила проводника-инструктора. Было понятно, что ребята только что вернулись из похода, который им очень понравился. Я, воспользовавшись таким случаем, поговорил с проводником. Он сказал, что по маршрутам можно ходить одному. Все маршруты достаточно хорошо отмечены. За каждые сутки пребывания в заповеднике турист платит 300 руб. Билет можно купить у егеря, дом которого находится недалеко отсюда. «Но в горах сейчас сильный туман, и неизвестно, как будет завтра-послезавтра», – заключил он.

После того как я выехал из Каменномостского, стало пасмурно и сильно похолодало. Температура днем была всего лишь +12 оС, в то время как в Каменномостском она достигала +25. А здесь, в горах, бортовой компьютер автомобиля показывал +5.

Место, где я встретил туристов, называют Яворова поляна. Она находится на высоте около 1570 метров над уровнем моря и на навигационных картах, в отличие от Партизанской, не значится. Дорога заканчивается возле нее, а не у Партизанской поляны, как я думал. А Партизанскую поляну, из-за плохой видимости, я не заметил и проехал. Впрочем, меня отделяло от нее немного, около 6 км.

Но в тот вечер я решил уже никуда не ездить и заночевать в машине. mi-Do, кстати, к этому отчасти располагает – прогретый салон довольно долго сохранял тепло и позволял с моим 176-сантиметровым ростом, отодвинув назад кресло, вытянуть ноги. На Яворовой поляне есть кафе с домашней кухней, охраняемая автомобильная парковка, где машину можно оставить за 150 руб. в сутки, и домик, где живут те, кто следит за хозяйством. Я не стал заезжать на парковку. Управляющий сказал мне, что машину можно оставить и перед въездом, ее тут никто не тронет. Диких животных на Яворовой поляне, судя по всему, отпугивает живущая там на цепи большая овчарка. Среди ночи то и дело раздавался ее басовитый лай, переходящий в рык.

Утром я вернулся в Гузерипль и пошел в музей природы заповедника. Рядом с ним находится крупнейший в Адыгее дольмен, который я называл ранее.

В музее есть карты маршрутов. Изучив их, я решил, что пойду к озеру Псенодах. Оно находится на плато Лагонаки и имеет интересную особенность – вода в нем время от времени исчезает. Явление это непредсказуемое.

Плато Лагонаки, или как его еще часто называют, Лагонакское нагорье, расположенное на территории заповедника, находится на возвышенности. Среди массива гор оно представляет относительно ровную поверхность, его высота над уровнем моря колеблется в пределах 2000–2200 метров. Площадь Лагонаки составляет 650 кв. км.

Его флора богата растительностью. Часть ее уникальная и растет только здесь. Лагонаки входит в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Когда-то равнины и склоны плато использовались в качестве пастбищ. Это были одни из лучших высокогорных альпийских пастбищ на западном Кавказе. Сейчас эта территория охраняется государством, и ходить по ней можно только по специально созданным маршрутам с билетами или пропусками.

Интересный факт. На высокогорных пастбищах нет большого количества кровососущих насекомых, свойственного лугам и полям, расположенным ниже. Это в свою очередь очень положительно влияло на развитие и качество продукции скотоводства.

Миллионы лет назад Лагонаки было дном огромного океана Тетис, от которого сегодня остались Средиземное, Черное, Азовское и Каспийское моря. Плато сложено из известняковых, относительно мягких пород, легко вымываемых водой. За многие века вода сформировала в толще Лагонаки целый подземный мир с пещерными залами, ходами, озерами, реками и водопадами. На сегодняшний день на поверхности плато обнаружено около 2 тыс. пещер и шахт. Но это только те, к которым есть доступ снаружи. В действительности пещер там гораздо больше. Как говорят спелеологи, Лагонаки можно сравнить с хлебом, оно имеют схожую пористую структуру. Со временем из-за изменений, происходящих во внутренних полостях, на поверхности плато возникают провалы. Они могут заполняться водой, которая поступает как из наземных источников, так и из подземных, через родники. Так образуются такие озера как Псенодах, которые называются карстовыми. По словам спелеологов, на дне карстовых провалов нередко бывают связанные с подземными полостями проходы или каналы. У Псенодах такой канал есть. Через него и уходит вода. Процесс этот можно наблюдать, если посчастливится.

Ранее мне приходилось ходить в одиночные походы по дикой природе. Но незнакомая местность, дикие животные… В общем, к каждому из таких походов я отношусь, как в первый раз, с большой осторожностью. В Гузерипле я подъехал к одной из площадок, где туристам предлагают организованные поездки на квадроциклах и сплавы на рафтах, предположив, что здесь могут знать насчет услуг проводника. И не прогадал. Парень, к которому я обратился, помог мне.

Вообще, надо сказать, что Адыгея с первых дней произвела на меня большое впечатление не только своей природой, но еще и проживающими здесь людьми. Они очень расположены к общению. Люди охотно отвечали на вопросы, старались помочь, начинали кому-то звонить, чтобы узнать то, на что сами не могли дать ответ. Так же вышло и с тем парнем. Он рассказал про заповедник и его маршруты, про диких животных, которых здесь действительно много, но никто не помнит случаев, чтобы они нападали на людей. Потом мы поговорили про погоду, и он предположил, что еще два-три дня будет прохладно и пасмурно (и не ошибся). Затем мы поговорили про цены на жилье. Он позвонил какому-то знакомому и узнал, что есть свободная комната за 800 руб. После этого мы опять вернулись к обсуждению маршрутов, и он сказал, что на завтра у него есть заказ отвести пару туристов на гору Оштен – это один из наиболее распространенных туристических маршрутов. И поскольку первая часть пути на Оштен и к Псенодах совпадают, я мог бы пройти некоторую часть маршрута вместе с ним, заодно он помог бы мне сориентироваться в горах. Это прямо-таки то, что мне было нужно! Денег за это он не просил. Мы договорились встретиться утром следующего дня в 6 часов на Яворовой поляне.

Позднее я выяснил, что в большинстве случаев проводников-инструкторов находят на тематических ресурсах и форумах в интернете. Таким же способом, разумеется, набираются и туристические группы. Чем меньше людей будет в группе и чем менее протяженный маршрут, тем выше может быть суточная стоимость проводника. В общем, для туриста тут работает распространенное правило рынка – экономия на объемах. Например, за однодневный поход группы, состоящей только из двух человек, инструктор может запросить минимум 4 тыс. руб. А если дней или людей будет намного больше, то за каждый из дней один человек может заплатить уже 500 руб.

Там, где начинаются туристические маршруты, можно встретить проводников с лошадьми. Ходить по горам на лошади, разумеется, быстрее и легче, чем пешком. Лошадь может пройти по всем маршрутам и подняться в такие крути, преодоление которых потребует даже от опытного туриста немало усилий. О цене с проводниками договариваются на месте. Прайс примерно такой: 1 час поездки стоит 500–600 руб., если берете лошадь на сутки, то это обойдется в 7 тыс. руб., если на несколько дней, то чем их больше, тем меньше может быть суточная стоимость.

Бывает так, что заходишь в сувенирную лавку и видишь там много различной продукции, но по сути своей, вся она – это безделушки, не способные принести практическую пользу и не несущие в себе какой-то глубокий смысл. Но вот про адыгские лавки, где продаются товары для туристов, такого не скажешь. Эти лавки скорее можно назвать ярмаркой товаров для быта.

Теплые гольфы и носки, пояса на спину и другие изделия из шерсти барана, овцы, козы. Изделия из шкур, среди которых, конечно, и папахи. Национальная кухонная утварь – чаны, горшки, кубки, вазы, ножи, стилизованные наборы для приготовления шашлыка. Черкески, шашки… Кстати, о шашках. Я был удивлен тому, что продаваемые шашки вполне могут сойти за настоящие, боевые. Однажды моему другу подарили в Дагестане шашку, а потом его с ней не хотели пускать на самолет. В итоге все решилось, но этому предшествовало долгое разбирательство. Я рассказал эту историю продавцу. И услышал ответ настоящего мужчины, горца. «На них есть сертификат, они не являются холодным оружием. Покупай, свободно вези куда хочешь», – сказав это, он сделал паузу, а потом добавил. – Привезешь, заточи, если надо, и повесь на стену».

Цены в сувенирных лавках вполне приемлемые. Например, старинную, бывшую в употреблении национальную кухонную посуду, преисполненную свойственной кавказской культуре харизмы, можно купить по цене от 7 до 15 тыс. руб. Хотя, глядя на нее, думаешь, что за такой раритет попросят гораздо больше. Шашки стоят в пределах 10 тыс. руб. Папахи – 800 руб. Красивые глиняные кувшины ручной работы – 900 руб. Да, есть и магнитики – 30–50 руб. за штуку.

В части продукции питания туристам предлагают тоже много всего того, что дает местная земля. Но особым национальным продуктом среди всего прочего, конечно же, является адыгейский сыр. Этот сыр гораздо вкуснее того, который производят на молочных комбинатах и потом поставляют в магазины. Его изготавливают в аулах, в частных домашних сыроварнях. Некоторые из них производят сыр уже на протяжении нескольких веков. После варки сыр могут подкоптить. Копченый сыр имеет более насыщенный вкус, зависящий от того, на каких дровах его коптят. Чаще всего для этого используют бук. Но у продавцов, как правило, несколько видов копченых сыров.

В Адыгее я ни разу не встречал продавца сыра славянской национальности. Кстати, «Адыгейский сыр» был признан региональным брендом. Поэтому им может называться только сыр, сделанный в Адыгее. Так же, как, например, «Пармезаном» можно называть только тот сыр, который был произведен в двух определенных областях Италии. Адыги считают традиции сыроварения своим национальным достоянием. Я почувствовал это сразу, как только начал общаться с продавцом. Он работал с таким воодушевлением, что казалось, лучше его сыра нет ничего на свете. Он накормил меня, да, не дал попробовать, а именно накормил, щедро отрезая толстые ломти, всеми видами сыра, которые лежали у него на столе. После этого мне было сложно сказать ему, что пока не собираюсь ничего покупать, а только смотрю, прицениваюсь. Но даже после того, как сказал это, он не выглядел обиженным и пригласил зайти к нему в следующий раз.

В лавках, там, где много туристов, килограмм некопченого, обычного белого сыра стоит порядка 500–600 руб. Копченый чуть дороже белого. Покупая сыр, почти всегда можно рассчитывать на скидку. Я дважды брал полкилограмма некопченого сыра за 200 руб. Позднее в Гузирипле я познакомился с одним продавцом из сувенирной лавки. Он сказал, что у него есть знакомый сыровар, который живет возле Майкопа. На пути в Москву я заехал к нему в аул и купил несколько килограммов отличного качества сыра по цене 230 руб./кг.

Адыги рассказали, что раньше некоторую часть сваренного сыра высушивали до твердого состояния, после чего он мог храниться десятилетиями. Чтобы сыр хорошо высох, его засовывали в кучу зерна. Высушенный сыр потом скоблили ножом и полученную стружку добавляли в различные блюда.

Путешествуя по горной Адыгее, заезжая поесть в разные места, я открывал меню и видел названия блюд, которые пользуются популярностью в европейской части России, такие как шашлык, солянка, плов, борщ. Но блюд национальной адыгской кухни не встречал. В Гузерипле я рассказал об этом одному из своих новых знакомых из местных, но никаких советов на этот счет от него не получил. Тогда я спросил, какое национальное адыгское блюдо самое распространенное, на что он ответил: «Щипс». В тот же день, узнав, что я испытываю необходимость в доступе к интернету, уже другой новый знакомый посоветовал заехать в ресторан «Абаго», где есть доступ к сети через wi-fi. «Возьми чаю и сиди сколько надо, там хорошая связь», – сказал он. Я так и сделал. Поехал туда, заказал чаю и, листая меню, в разделе «Кавказская кухня» обнаружил щипс. Официантка подтвердила мне, что это действительно наиболее распространенное из национальных блюд, и указала еще на три других в меню, также характеризующих адыгскую кухню, – это халюж, лилбж и лепешка со специями.

Я заказал все четыре блюда и, судя по ним, хочу сказать, что адыгская кухня – простая и очень вкусная. Также осмелюсь предположить, что, поскольку эти блюда не имеют какого-либо специфического вкуса, например они не отличаются сильной остротой, то наверняка понравятся многим.

Щипс – это густой куриный соус с добавлением томата. Он подается с небольшим количеством курицы и мамалыгой – кусками загустевшей кукурузной каши.

Мамалыгу макают в щипс и едят. Но щипс не всегда едят только с мамалыгой. Он совместим много с чем. В него можно окунать и обычный хлеб. Хотя адыгейская лепешка со специями оказалась настолько вкусной, что не требовала никаких дополнительных приправ. Халюж напоминает чебурек, но внутри его обжаренного в масле теста адыгейский сыр. Лилбж относится к серии горячих блюд, это тушеная говядина, приправленная специями. Лилбж подается с зеленью.

Национальный адыгский обед в ресторане обошелся в 925 руб.: лилбж – 420 руб, халюж – 65 руб. за штуку, щипс с мамалыгой – 320 руб, лепешка со специями – 120 руб. Да, и еще чайник с чаем – плюс 150 руб.

Посетив тогда ресторан, я, можно сказать, поймал двух зайцев. Подключившись через wi-fi и зайдя на один из интернет-ресурсов бронирования отелей, я увидел, судя по представленным фото, предложение довольно приличного номера за 1500 руб. Этот номер оказался в отеле, при котором был тот самый ресторан, где я сидел. Из любопытства я пошел посмотреть на него и, как и в случае с парком Хаджох в Каменномостском, моя практичность и аскетизм уступили место комфортному проживанию за относительно приемлемые деньги. Фотографии на интернет-ресурсе оказались близки к действительности. Цена за номер включала сытный комплексный завтрак. И опять же отель оказался на видном месте, у дороги недалеко от въезда в поселок. Цена 1,5 тыс. руб. была со скидкой, без нее она составляет 1950 руб. Впрочем, и эту сумму, если брать за основу соотношение цена-качество, можно считать приемлемой.

В Гузирипле цены на гостиничное жилье примерно такие же, как в Каменномостском: двухместные комнаты стоят в среднем 1,5–2 тыс. руб., есть совсем бюджетные варианты за 1000 руб. Да, кстати, в турприюте «Партизанская поляна» две общие спальные комнаты. В них одно место-кровать стоит 500 руб. в сутки. Кроме спальных комнат, есть еще кухня со всеми необходимыми для приготовления еды принадлежностями. Уровень комфорта в этом приюте, скажем так, настраивает на походные условия. В общем, это, наверное, и правильно. Собираясь в горы, не следует сильно расслабляться.

Рассказав про ресторан и отель, я несколько забежал вперед. Их посещению еще предшествовал мой поход к Псенодах. А ему предшествовало событие, которое показалось мне особенным. Я опять встретил медведя. На той же дороге, но уже днем. Я искал место для фотосъемки, поэтому ехал очень медленно. Окно водительской двери было полностью открыто, справа от меня на сиденье лежал фотоаппарат. И вдруг на противоположной стороне дороги за балкой железного заграждения я увидел его. Он стоял, немного присев на задних лапах, и, вытягивая шею, с интересом смотрел на меня. Между нами было, наверное, метров шесть. Я хорошо помню, что думал тогда о том, не промахнусь ли ногой мимо педали газа, если медведь бросится на меня. Думает ли об этом водитель, когда управляет машиной? В таких ситуациях автоматическая коробка, которой был оснащен mi-Do, приходится очень кстати. Не сводя глаз с медведя, я шарил справа, по сиденью, где лежал фотоаппарат. Нащупав его, быстро взял и… промахнулся, пронеся видоискатель мимо глаза. Тут меня охватила суета, и медведь, скорее всего, увидев это, опустился на передние лапы, и, захрустев ветками, скрылся в лесу. Было досадно. Мог бы получиться хороший редкий снимок. Впрочем, тогда меня это волновало не так сильно, как то, что природа Кавказа второй раз за столь короткий срок знакомила с этим, пожалуй, ее самым сильным зверем.

Утром, когда я встретился с проводником и еще двумя туристами, небо было затянуто серыми тучами. Мы с надеждой предположили, что, когда поднимемся наверх, на плато, тучи останутся внизу. И действительно, пока поднимались, в какой-то момент лучи солнца пробили облака.

Но когда мы вышли на плато, а это на 500 метров выше Яворовой поляны, никакого просвета уже не было. Наоборот, тучи стали еще ниже и плотнее.

От Яворовой поляны до озера Псенодах около 12 км. На этом маршруте крутые подъемы идут только небольшую часть пути, пока взбираешься на плато. Потом идти становится значительно легче. На плато я расстался с инструктором и его «подопечными». Их маршрут пошел левее, в сторону гор, мой правее – по уходящей вдаль равнине.

Глядя на плато с возвышенности, убеждаешься в том, как много здесь карстовых провалов. Многие из них похожи на большие воронки. В некоторых стоит вода.

Маршрут действительно был хорошо маркирован и поэтому легко распознавался. Вдоль сильно нахоженной тропы довольно часто встречались отмеченные краской камни.

В летний период эти места называют альпийскими лугами, здесь зелень трав, многообразие и благоухание цветов. В начале октября пейзаж был уже далеко не таким. Увядающая растительность сделала преобладающими иные оттенки. Но горная природа прекрасна всегда, в любом своем проявлении.

Мне нужно было вернуться обратно до темноты, поскольку у меня не было ни палатки, ни прочих вещей, необходимых для ночевки в горах. И мои опасения сместились от того, что я мог заблудиться, к тому, что я мог не успеть. Хотя, конечно, я не забывал и про медведей. В этих краях есть и волки, но они охотятся по ночам.

Через несколько часов я успешно добрался до Псенодах. Пока шел, синева неба проглядывала несколько раз. В эти минуты казалось, что тучи вот-вот разойдутся. Но потом опять становилось пасмурно. На подходе к озеру мне встретилась большая группа туристов. Они шли от Лагонакского кордона в сторону Фишт-Оштеновского перевала и на озере долго не задержались. Я же фактически занялся его изучением. В озеро втекало несколько ручьев, текущих с гор. Также его питали родники – обнаружил их два, хотя говорят, что их семь.

Озеро сильно обмелело, и было хорошо заметно, куда течет питающая его вода.

Псенодах по своей форме похож на полумесяц, это было отчетливо видно по контуру подсушенной и потрескавшейся корки его дна.

Если смотреть на озеро с его стороны, выгнутой наружу, то вода собиралась в углу правого «рога», где оно имеет наибольшую глубину, превышающую в полноводный период, как я выяснил позже, три метра. Но тогда там было меньше метра.

В этом месте дно имеет форму воронки. Над ней было заметно на поверхности воды круговое движение. Отверстие подземного канала не имело четких очертаний. Но в центре воронки среди камней можно было рассмотреть темнеющий провал. Туда, судя по всему, уходила вода.

Мне сильно повезло увидеть такое явление. Можно сказать, что я стал свидетелем кульминации Псенодах. Когда-нибудь канал опять закупорится, и озеро начнет заполняться водой.

Понимая, что время еще есть, я не торопился уходить. Но меня заставила сделать это погода. Пошел дождь. Сначала он только накрапывал, а потом начал усиливаться. Вдоль тропы, по которой я шел, росла густая растительность, местами высотой выше пояса. Она очень быстро стала мокрой, а вместе с ней насквозь мокрыми стали и мои штаны. Вдобавок к этому тропа стала скользкой. Дождь лил и лил, а потом облака сгустились, потяжелели, и пошел снег.

Видимость ухудшилась, и цепочки гор, которые были для меня ориентирами, стали не видимы. Куртка, хоть и была защищающей от некоторого количества осадков, за полчаса все же основательно промокла. Мне стало холодно. В общем, я оказался в ситуации, мягко говоря, неприятной.

Я понимал, что нельзя останавливаться, хотя бы потому, что ходьба как-то согревает, и также знал, что если в таких условиях сбиться с пути, то ситуация может стать катастрофической. Но я не заплутал. Снег не успел скрыть тропы, и на маршруте оказалось немало других запоминающихся ориентиров – карстовых провалов, камней…

А перед спуском с плато туман отступил, и снег сменился дождем. Когда я вернулся на Яворову поляну, был еще день. Там, согреваясь в кафе большой порцией приготовленных по-домашнему щей, я подумал, что мой обратный путь от озера не может не стать частью того большого позитива, полученного от путешествия к Псенодах. Соприкоснуться с горной природой в ясную погоду – это прекрасно. Но в горах увидеть не только их красоту, но и почувствовать проявление их силы – это впечатляет гораздо больше. Кроме того, это был хороший урок. Не могу сказать, что я не знал, что так не может произойти, и тем не менее к этому не подготовился.

По Кавказскому биосферному заповеднику проложено немало различных по протяженности маршрутов, значительная часть которых проходит через плато Лагонаки. Маршруты бывают кольцевые, то есть начинающиеся и заканчивающиеся в одном месте, и линейные, когда точки старта и прибытия разные. Наиболее длинный из линейных маршрутов через Лагонаки – это переход к Черному морю, который может занимать до 7 дней. Во времена СССР он назывался Всесоюзный маршрут №30, или просто «всесоюзная тридцатка». Маршрут проходит мимо гор Оштен и Фишт, через Фишт-Оштеновский перевал, где, к слову, в годы Великой Отечественной войны велись ожесточенные бои, и заканчивается в черноморском Дагомысе. Также известно что «тридцатка» проложена примерно там же, где раньше проходил торговый Шелковый путь. Почти все маршруты через Лагонаки начинаются в двух местах – у Яворовой поляны, откуда ходил к Псенодах я, и у кордона «Лагонаки».

На маршрутах есть туристические приюты, где можно разбить палаточный лагерь или даже переночевать в домиках. Но эти домики не рассчитаны на размещение большого количества людей, поэтому, чтобы в них оказались свободные места, нужно делать заблаговременный заказ. В турприютах есть туалеты и душевые и может быть баня. Туристические маршруты функционируют с начала мая или июня до осени – в промежутке от середины сентября до конца октября. Эти временные рамки ограничены, как объясняется администрацией заповедника, «сроком освобождения перевалов по пути следования маршрута от сплошного снежного покрова».

Удовольствие, которое я испытал от похода к Псенодах, не идет ни в какое сравнение с тем, что я получал от посещений достопримечательностей в Каменномостском. Поход к Псенодах дал мне то, о чем я когда-то подумал в долине аммонитов. Это был всего лишь однодневный поход, но он стал открывшим для меня Адыгею. Да, в таких путешествиях нет того комфорта, который ты получаешь, живя в отелях. Но зато ты можешь примерить на себя тот образ жизни, который выбирали предки адыгов, проводивших большую часть своих дней в походах. Ведь ты находишься на их исторической земле.

На посещении Псенодах мое путешествие по горной Адыгее не закончилось. После этого я поехал в сторону кордона «Лагонаки». В те места меня влекла Большая Азишская пещера, которая может дать хорошее представление о том, что находится внутри плато.

Чтобы добраться из Гузерипля до пещеры, нужно поехать обратно в сторону Майкопа и сразу за поселком Даховская, не доезжая до Каменномостского около трех километров, повернуть налево. Примерно через 37 км эта дорога упирается в лагонакский кордон. Но пещера находится ближе, до нее от поворота 26 км.

Возле Азишских пещер есть несколько турбаз. Качество жилья в них не сильно отличается от того, что на турбазах, расположенных вдоль реки Белой, у дороги, ведущей к Гузериплю. Цены – от 500 руб. за место-кровать в комнате. Как мне сказали, в выходные в те места приезжает так много людей, что на дороге возникает большая пробка. Поэтому жилье на эти дни лучше бронировать заранее.

Дальше, за пещерами асфальтовая дорога заканчивается и начинается «грейдер», усеянный щебнем. Когда проезжаешь по нему, камни, вылетая из-под колес, бьют барабанной дробью по днищу и колесным аркам, а на кузове и стеклах в течение нескольких минут появляется налет светло-серой пыли.

Вероятно, этот участок должны когда-то заасфальтировать. Вообще, складывается впечатление, что на юге Адыгеи туристический бизнес еще только начинает развиваться. Наверное, здесь в ближайшие годы отелей и турбаз с хорошим соотношением цена-качество будет становиться больше.

Ближе к кордону «Лагонаки» есть четыре отеля – «Турбаза Лаго-Наки», «Седьмое небо», «Азиш-Тау», «Спортивно-туристическая база Оштен» – это для тех, кто любит отдых с комфортом. В них начальные цены за двухместный номер, включая завтрак, от 2,5 до 5 тыс. руб. Наиболее доступные из них в «Седьмом небе» и «Турбазе Лаго-Наки». В первом довольно просторный двухместный номер можно было приобрести за 3 тыс. руб. Во втором – за 2,5 тыс. руб., но его размеры заметно меньше, чем в первом.

Рядом с Большой Азишской есть еще две пещеры, оборудованные для посещения туристами: Малая Азишская и Нежная. Но самая интересная и наиболее посещаемая из них Большая Азишская. Билет в нее для взрослого стоит 400 руб.

Сразу скажу, что Большая Азишская пещера аномальная. В ней начинают отставать механические часы. Причем достаточно сильно, по данным ученых, за полтора часа более чем на 10 минут. В пещере существует особая атмосфера, в которой все попадающие извне бактерии погибают через 2–3 часа. Ее воздух, можно сказать, стерильный, в нем преобладает озон. Пещера имеет целебные свойства. В частности, она очень хорошо воздействует на тех, кто страдает респираторными заболеваниями.

Большая Азишская пещера была обнаружена относительно недавно, в 1911 году местными жителями. Еще незадолго до этого, по предположению спелеологов, вход в нее закрывал большой камень, который в какой-то момент провалился. Пещера находится не на самом плато Лагонаки, а рядом с ним, на южной стороне горного хребта Азиш-тау. Но этот хребет, как и Лагонаки, сложен из известняковых пород, образовавшихся миллионы лет назад в результате отвердевания органических донных отложений древнего океана Тетис. Поэтому Азиш-тау также изобилует пещерами. В нем их только 150 обнаруженных, то есть имеющих доступ.

В Большой Азишской пещере два яруса, состоящих еще из ряда полостей – залов. Общая протяженность пещеры 690 метров. Для посещения туристами оборудован только верхний ярус длиной 220 метров. В пещере протекает подземная река и есть водопад. Они находятся на нижнем ярусе. Главные элементы пещеры – это, разумеется, сталактиты и сталагмиты причудливых форм. Во многом благодаря этим образованиям интерьер пещер имеет тот особенный вид, который так привлекает человека. Потолок пещеры местами сильно закопчен, многие натеки отломаны. Это следы использования факелов и результат варварского отношения человека к творению природы. Пещера была признана объектом, представляющим культурную и научную ценность, требующим охраны, только в 1973 году. До этого времени она была дикой.

В районе лагонакского кардона я пробыл почти три дня. За это время я услышал немало увлекательных историй о Лагонаки и прилегающих к нему территориях. Мне рассказывали, что эти места обладают особыми энергетическими свойствами, в связи с чем их порой посещают очень странные люди, которые могут сразу привлечь к себе внимание тем, что одеты гораздо легче, чем того требует погода. По рассказам проводников, здесь осуществляются под контролем военных секретные научные экспедиции. Про Большую Азишскую пещеру говорили, что на сделанных в ней снимках иногда проявляются полупрозрачные человеческие образы и сферы.

Да, в народе подобные рассказы называют слухами. Но ведь дыма без огня не бывает. Есть известный исторический факт, зафиксированный в некогда раскрытых советских документах особой важности, что немецкие научные исследователи в период Великой Отечественной войны проявляли к северо-западному Кавказу и этим местам, в частности, большой интерес. Впрочем, энергетику Лагонаки я испытал сам. Я вел очень активный образ жизни, но мои потребности в еде значительно сократились. Иными словами, ел в разы меньше, чем дома, в Москве. Воду пил только из природных источников, которых в регионе много.

В дополнение к тому, что я слышал про Лагонаки, расскажу, что говорил мне про местных медведей один егерь. По его словам, мишки там настолько спокойно воспринимают людей, что могут ходить за ними по тропам, но, разумеется, соблюдая для себя безопасную дистанцию. А еще был такой случай, когда туристы прикормили одного медведя. Тот за угощенье, специально, чтобы на него могли посмотреть, перебегал перед машинами дорогу. Хотя в таком приобщении человека к природе уже мало хорошего. Насколько я понял, жизнь того медведя сложилась трагически.

Возвращаясь из Адыгеи в Москву и вспоминая, как в первый раз оказался на дороге, ведущей к началу моего похода по Лагонаки, я подумал, что та сова в свете фар, если хотела подать лапой мне какой-то знак, то это наверняка был знак приветствия. Ну а медведь… Как я потом узнал, у адыгов медведь – помощник человека, встреча с ним считается знаком начала доброго и светлого пути. В Адыгею хочется вернуться. Но обязательно с рюкзаком и палаткой, чтобы уйти в ее заповедные места не на один день.

КАЛЬКУЛЯТОР ПУТЕШЕСТВИЯ

Срок пребывания, сут.

10

Расходы на проживание, руб.

12 000

Средний чек в кафе (обед), руб.

500

Общая протяженность маршрута, км

3 100

Средний расход топлива, л/100км

7,5

Цена бензина марки 92, руб.

39,70

Макс. разрешенная скорость, км/ч

90