Обзоры
Главная  /  Обзоры  /  СМЗ-НАМИ-086. Спутник мечты
[

Инвалидка СМЗ НАМИ 086

]
СМЗ-НАМИ-086.Спутник мечты
Наряду с убогими «инвалидками», выпускавшимися в Советском Союзе для людей с ограниченными физическими возможностями, в 1960-е годы был создан микроавтомобиль для инвалидов, владельцем которого не отказался бы стать кто угодно.

СМЗ НАМИ 086

Кстати, СМЗ-НАМИ-086 «Спутник», как именовали опытную микролитражку, адресованную людям с ограниченными физическими возможностями, в перспективе действительно планировалось пустить в широкую продажу, сделав автомобилем «для всех». «Спутник», единственный «живой» образец которого увидел свет в 1962 году, был спроектирован «на общественных началах» коллективом одержимых энтузиастов из НАМИ (Научный автомоторный институт) в кооперации с единомышленниками с СМЗ (Серпуховский мотоциклетный завод).

Хотя миниатюрное транспортное средство отличалось оригинальной, во многом неординарной конструкцией, тон всему проекту задавал стиль машинки. Дизайнеры Э. Молчанов и В. Ростков поработали на славу. На фоне неказистых соплеменников, выпускавшихся «до» и даже «после», «ноль восемьдесят шестой» воспринимался автомобилем мечты. Ну, или как минимум спутником мечты. Казалось, стоит увеличить этого малыша до нормальных размеров, и многие именитые автопроизводители будут счастливы обозначить своей эмблемой это элегантное двухдверное купе.

Кузов у микроавтомобиля был цельнометаллическим несущим. При более чем скромных размерах — длине 3100 мм, ширине 1400 мм и высоте 1260 мм — «Спутник» отличался вполне приемлемым салоном. Причем за двумя полноценными передними креслами имелась пара детских сидений. Относительный простор салона был обусловлен оригинальной компоновкой и оригинальными решениями. Так, силовой агрегат был расположен сзади, что позволяло «сгладить» пол и обеспечивало возможность для передних пассажиров вытягивать ноги далеко вперед, что для инвалидов представлялось вдвойне актуальным. А плоские сиденья, выполненные в виде металлического каркаса, обтянутого широкой резиновой лентой с перлоновой отделкой, нивелировали стандартные требования по высоте.

Микроавтомобиль был снабжен автономным отопителем, обеспечивающим обогрев лобового стекла. Для «Спутника» в НАМИ был спроектирован персональный двигатель на базе «запорожской» V-образной «четверки». Двухцилиндровый четырехтактный мотор (что кардинально и в лучшую сторону отличало «Спутник» от двухтактных конкурентов) воздушного охлаждения имел объем 497 см3 и выдавал 15 л.с. при 4000 мин-1, позволяя 500-килограммовому автомобильчику разгоняться до 75 км/ч. Расход топлива при этом составлял 4,5 литра на 100 километров пути. Топливный бак емкостью 20 литров располагался в передней части кузова. Над ним находился небольшой багажник, способный вместить пару сумок среднего размера. Для оптимизации полезного пространства запасное колесо разместили в моторном отсеке.

Микроавтомобиль имел полностью независимую подвеску, причем торсионную. Переднюю — на продольных торсионах и с двойными поперечными рычагами. А заднюю, наоборот, на поперечных торсионах и продольных рычагах. Это делало машинку довольно комфортабельной, проходимой и обещало высокую надежность ходовой.

Как ни странно для тех лет, при создании малыша старались не пренебрегать вопросами безопасности. Рулевая колонка имела на своем валу карданное сочленение для складывания при ЧП. Еще одним «сногсшибательным» отличием необычной инвалидки от стереотипа стала трансмиссия с электромагнитным сцеплением. Тяга от силового агрегата в ней передавалась на колеса посредством магнитного притяжения ведущего и ведомого дисков с ферропорошком. Что характерно, благодаря автоматизации привода от сидящего за рулем требовалось лишь переключать передачи четырехступенчатой коробки.

У опытного образца управление было «инвалидное» — ручное, но с прицелом на будущее: создавался проект с полноценным арсеналом органов управления, с ножными педалями газа, тормоза и сцепления. Перспектива расширения производства за счет «Спутника» льстила руководству СМЗ, где и планировалось поставить микроавтомобиль на конвейер. Но тотальная реконструкция примитивного предприятия с допотопным оборудованием и большой долей ручного труда под выпуск прогрессивной новинки требовала огромных затрат, а потому была признана нецелесообразной.