Путешествия
Главная  /  Путешествия  /  «Поход Силы»: 6000 км зимой на мотоциклах УРАЛ

«Поход Силы»:
6000 км зимой на мотоциклах УРАЛ

2 января члены всероссийского мотоклуба «УРАЛ» на мотоциклах ирбитского завода стартовали из Санкт-Петербурга в зимнюю экспедицию «Поход Силы». 23 января они успешно вернулись, проехав почти 6000 км по маршруту Санкт-Петербург — Кострома — Киров — Пермь — Екатеринбург — Ирбит — Челябинск — Самара — Липецк — Москва — Санкт-Петербург

Из дневника путешественников

...В первый день похода было скорее странно, чем холодно: с удовольствием и быстро проехали до вологодской области, где уже начались морозы.

С утра второго дня вышли в -20 — это пограничный с проблемами минус: в пути на Нордкап в прошлом году примерно с этой температуры начались мелкие отказы техники. Так и сейчас: у одного мотоцикла стрелка спидометра отвалилась без сопротивления, на втором спидометр воет, как раненый бизон. Забили в воздушные фильтры деревянные чепики, сопуны вывели на землю. Все, что движется, явно хочет сломаться и отвалиться. На двух аппаратах отказали электропуски (надо отметить, что оба мотоцикла не заводской сборки). Людей стала прошибать гипотермия. Пока ее атаки отбиваем путем ротации одежек. Между кофе-брейками едем по 80-120 км.

Отсутствие машин сопровождения ограничило нас во всем, даже в неожиданных вещах. Например, уже стало очевидно, что качество и количество фото- и видеоматериалов будет весьма незначительным: аппаратура замерзает да и возможности использовать ее крайне ограничены.

На третий день Сила в полной мере и всерьез дала понять, во что мы ввязались. Или только намекнула? Посмотрим… Мы были на грани и техника тоже. Кажется, мотоциклы тянут не лошадиные, а какие-то мистические силы.

При -30 и влажности 100% заводские Gear-Up’ы 2013 года завелись без проблем. Закапризничали два «самопала»: они по очереди отказывали в течение трех часов.

Проехали 360 км, и за все время нам ни разу не представилась возможность пообедать, попить кофе или просто обогреться: на протяжении 330 км не было ни одной заправки, и мы еле дотянули на запасных канистрах. Дорога, сравнимая с эндуротрассой, около 200 км вытряхивала позвоночники. Последние четыре часа пути невозможно было даже покурить: шлемы замерзли и не открывались. Фактически мы ни разу за весь день не смогли их снять. Пассажирам достается крепко: практически весь воздушный поток они принимают на себя.

Состояние было напряженное. Каждый думал над возможными действиями в экстренном случае. Даже простое достать телефон, набрать номер, а перед этим подумать, какой именно, — на грани возможного, а к тому же практически бесполезно. Сооружение укрытия и костра — из области фантастики. То, что мы не смогли пообедать и хотя бы раз отогреться, поставило нас на грань. Все, о чем мы думали: едьте, Уралы, надо ехать! Стенка, к которой мы были прижаты, двигалась за нами не отставая. И Уралы не подвели! Сегодня это совершенно точно нас спасло. А завтра мы отправимся в путь, учтя сегодняшние ошибки.

На четвертый день были в Кирове, отдохнули и согрелись у друзей.

Двигаемся дальше. После экстремального третьего дня почти не мерзнем. Попривыкли к экипу, ехать стало полегче, но сборы все равно долгие: каждый день первые десять километров останавливаемся несколько раз, чтобы устранить бреши в экипе. Потому и получается, что сам дневной пробег по времени примерно равнозначен сборам.

Ребята из МЧС на пунктах обогрева кидаются под колеса и настаивают на обогреве. Но к седьмому дню минус тридцать стали привычны. Но на рыжей «Морковке» от мороза лопнул хомут, и плюсовой силовой кабель упал на глушитель, изоляция расплавилась, и провод замкнул на массу. С криком «горим» водитель затормозил в сугроб. Сработали оперативно, обошлись без огнетушителя. Магистраль от аккума до генератора осталась без изоляции. Замотали все синей изолентой. Работает.

Под Екатеринбургом ехали по красивым дорогам, любовались зимними видами, останавливались и на редкость вкусно ели. На улице -33.

Наконец, мы в Ирбите! Местные приветствовали нас уже на подъездах к городу. Поначалу мы подумали, что стали вдруг мешать на дороге: ближе к городу почти изо всех встречных и попутных машин нам подавали сигналы звуком, светом и руками. Начиная с Артемовского на каждой остановке нас окружали десятки людей, останавливались машины. Столько доброго отношения мы уже давненько не видели. С удовольствием отвечали на вопросы. Было и чему удивиться: оказывается, не все горожане знают, что «Урал» до сих пор производится! Прямо на ходу предлагали помощь в размещении.

Звонил Павел Егоров, директор ООО «Русские Мотоциклы», поздравил с прибытием, справился о здоровье, рекомендовал не отказываться от экскурсии по ИМЗ. Завтра получим новенький инжекторный пятнистый Уральчик. Переобуем его в шипастые покрышки, установим ручки с подогревом, прикрутим орден. В общем сделаем боевого клубного зверя. А еще наша команда раскололась: трое из шести хотят остаться жить в Ирбите.

С утра прибыли в МотоДом Виктора Завьялова. Виктор и его друзья — люди, преданные идее сохранения и развития русской мотокультуры, делающие сверх возможного в своем деле и для своего города.

Днем поехали на завод. Он жив! Все на местах, безупречный порядок, весь персонал постоянно занят работой. Процессы кипят, движение везде, большая куча упакованной готовой продукции.

В Ирбите сделали все, что запланировали, даже поставили новый мотоцикл на учет. Очевидно, что не хватит и месяца, чтобы наговориться, насмотреться, наобщаться. Мы любим Урал за душевнейших людей, живущих здесь. Большое спасибо всем, кто активно участвовал в наших делах, всем кто нашел возможность удовлетворить наше любопытство, правлению Ирбитского Мотоциклетного Завода, в частности, Дмитрию Серебренникову и Александру Тараканову; Виктору Завьялову, его друзьям и команде «МотоДома» за помощь в делах, душевные беседы, интересные рассказы, приют для наших коняшек; директору Ирбитского государственного музея мотоциклов, чемпиону России, мастеру спорта СССР, имя которого дважды занесено в Книгу рекордов Гиннесса, Буланову Александру Ильичу за интереснейшие рассказы и теплый прием… Успехов вам, долгих лет и на все воля Силы! А мы отправляемся домой, наш поход еще не закончен.

Есть такая примета: что начинается хорошо, кончается плохо. А что начинается плохо, кончается еще хуже. Посмотрим, сбудется ли. А пока самое интересное впереди: снегопады и переметы, горы, перевалы и гололед, ветер, влажность и мороз. Ежесекундное противостояние гипотермии. 3500 километров и около 15 дней пути: Челябинск, Миасс, Уфа, Самара, Липецк, Москва.

В связи с появлением пятого мотоцикла провели ротацию пилотов. «Боцман» сел за руль «Снежка», но, видимо, доехав до Ирбита в коляске, отвык от того, что за рулем нужно шевелить не только пальцами ног. «Рвал» колонну, прыгал под встречные и попутные машины — всячески старался убиться. После душевной беседы о смысле жизни и специфике управления мотоциклом с боковым прицепом Боцман всплакнул, но баловаться перестал. Вошли в ритм, притерлись. За день прошли пока рекордные 402 км.

На подъезде к Челябинску нас уже встречали однополчане из челябинского отделения URAL OG, которые сопроводили нас домой к президенту клуба, где нас ждали около сотни мотолюдей, свободных райдеров, жителей города и представителей всех основных челябинских мотоклубов, присутствующих в регионе, в т.ч. старейшего мотоклуба Wings. Несмотря на горячий прием, уже на следующее утро мы продолжили путь и выдвинулись в сторону Уфы.

В Башкирии очаровательные водители! Пятьсот метров до опасного поворота на спуске 7% со знаком запрета обгона, и фура спокойно выходит на обгон, а из-за поворота видна встречная фура на подъеме. Очевидно, что обгоняющая фура не успевает. Вступаем в переговоры по связи, прижимаемся к обочине, даем разрыв. А за фурой входят в двойной обгон еще четыре легковушки! Уворачивались, как блохи от гребешка. К счастью, обошлось! Видимо, до Уфы ПДД не дошли, т. ч. всю оставшуюся дорогу мы ехали крайне осторожно и решили как можно быстрее выветриться из региона.

С техникой все отлично. Новый аппарат прошел обкатку и прекрасно себя чувствует.

…Мы под Самарой. Температура -20-25 и бескрайние степи. Солнце в глаз весь день. Скорее хочется в леса: и температура проще переживается, и с солнцем дружить легче. Сделали рекордный пробег — 437 км. Собираться стали гораздо быстрее, заводиться тоже, благо два отказавших электропуска отремонтировали еще в Кирове. В Самаре провели плановые ТО мотоциклов, сошедшие до предела задние колеса поставили на люльки, а люлькины на место задних.

Не могли проехать мимо «Мотомира» Вячеслава Шеянова. Его уникальная коллекция мотоциклов сейчас находится в двух разных регионах, и одна из них как раз в Самаре. Музей находится недалеко от федеральной трассы для удобства посещения проезжающими мимо. Каждому мотоциклисту по силам поддержать энтузиастов вроде Шеянова, просто посещая такие места. Их во всей России единицы. И именно они сверх сил тащат канат истории в наш культурный пласт!

Шестнадцатый день похода не задался… «Морковка» продолжает жечь все, что рядом, — истребитель одежды и ботинок. Она словно кричит: «Снимите с меня эти буржуйские глушители и поставьте то, что ставил завод!» Помимо этого пришлось обслуживать ее воздушный фильтр, а то последний раз мы это делали перед выездом на Нордкап в январе прошлого года. Заартачилась и другая техника. Сгорели провода питания обогрева двух шлемов, порвался провод от одной гарнитуры, на одном из мотоциклов погас свет. Нашли свет, потеряли зажигание. Нашли зажигание, пропал свет у другого Урала. Километров за сто до Пензы у того же мотоцикла отлетело верхнее крепление двигателя к раме. Посовещались и решили: деталь важная, но ненужная. (Кстати, мотоцикл этот под названием «Бомба» — Урал Вояж 1999 года. Вояжей было выпущено всего около 900 штук. К «Бомбе» мы сами приделали боковой прицеп, в экспедиции функция этого мотоцикла — бензовоз — отсюда и название).

На подъезде к Липецку «Бомба» решила-таки самоликвидироваться — разлетелась крестовина. Но нам повезло — произошло это именно там, где живет наш друг, у которого и руки золотые, и мотоцикл точно с такой же крестовиной, т. ч. починили все быстро. 

Оставшиеся километры до Питера прошли на удивление легко… Совершенно не знакомые и неизвестные нам ребята предложили переночевать на их базе «Межутоки» между Москвой и Питером. Парни из клуба «Десятый Район», активно помогающие всем путешественникам, не только мотоциклистам, встретили нас на трассе на двух машинах. Построились в коробку: впереди машина с флагом России, замыкала машина с флагом клуба — так проводили на место, красивое и тихое, недалеко от трассы, меж двух озер. Гостиница со всеми удобствами, места под палатки… На базе ребята организовали Байк-пост и всегда рады приютить путешественников.

Финальные 300 км до Питера ехали под дождем… С мотоциклов предательски смылась вся накопленная за 5500 км героическая грязь. Промокли как курицы, но это нас уже не беспокоило — скоро будем дома! Одна печаль — промокла и наша балалайка! Она хоть и залетный предмет в экспедиции — нам отдали ее для «краш-теста» — но прошла с нами весь поход. Мы ее не берегли и вязали вместе со всеми баулами прямо на багажники. Перепады температуры в 50-70 градусов этот деревянный инструмент выдержал, в снегу валялся, водкой поливался, и мы уже настолько привыкли к тому, что он неубиваемый, что даже не думали проявлять к нему какое-то особое отношение… Везде, где мы появлялись, балалайка радовала всех встречающих и давала немерено позитива. Мы привязались к ней. А тут такая беда. Оставшийся путь ехали молча…

По прибытии домой Боцман осмелился-таки достать из тазика с водой «Балалайкера»... и тот сыграл песенку! Жив, курилка! Сейчас он уже сухой и в тонусе. Как и мы с нашими верными Уралами!