Интервью
Главная  /  Интервью  /  Клод Коеслие: «Не стоит спешить с правильными решениями»
[

Клод Коеслие: «Не стоит спешить с правильными решениями»

]
Клод Коеслие:«Не стоит спешить с правильными решениями»
С генеральным представителем компании Peugeot в Казахстане Клодом Коеслие я встретился в рамках международной выставки «ЭКСПО-2017» в Астане. «Энергия будущего» — именно такой является тема выставки, и я планировал побеседовать с Клодом о технологиях, которые Peugeot может представить в рамках этой концепции. Но месье Коеслие оказался настолько интересным собеседником, что наш разговор вышел за предполагаемые рамки

Мы, россияне, почему-то всегда ищем сходство менталитетов. Нам нравится оценивать, похожи ли мы на итальянцев, испанцев… Вы много лет проработали в России и уж точно знаете, похожи ли мы на французов?

Если говорить без ложного пафоса, то нас объединяет то, что русские и французы любят поесть и выпить. Я четыре года прожил в Москве, и мне понравилось, как живут жители этого города. И за годы жизни в Москве я понял одну вещь: русские очень любят общение. А еще они всегда готовы поделиться с друзьями и близкими и радостью, и горем. Последнее не чуждо и французам.

А что касается ведения бизнеса в России?

А вот здесь я, скорее, перейду к различиям. В том, что касается бизнеса, мы долгие годы жили в разных мирах, и это дает о себе знать: наши бизнес-системы складывались по-разному. В России больше, чем во Франции, уважают иерархию, и сегодня в вашем бизнесе много молодых людей, способных на большую самоотдачу, желающих показать все, на что они способны, продемонстрировать свою компетентность. За годы работы в России я мог видеть, каких успехов добивалась эта молодежь. И еще одно важное замечание, которое прозвучит не в мою пользу: в Москве меня окружали люди, которые в совершенстве владели английским или французским языками, и у меня не было необходимости учить русский язык. Сегодня молодые люди в России получают очень хорошее образование, это в полной мере касается и изучения языков.

Замечали ли вы, как с течением времени менялось в России отношение к марке Peugeot? Могу сказать, что в конце 1980-х — начале 1990-х основной причиной опасений потребителей при покупке французских автомобилей была несовершенная система сервиса Peugeot.

В те годы, о которых вы говорите, я работал с российским регионом, но находился при этом во Франции. И это был как раз тот период, когда было принято решение о выходе на российский рынок через импортеров, которые занимались и поставками, и обслуживанием автомобилей. А о создании в России филиала компании не было и речи. Понятно, что схема с импортерами давала возможность выхода на рынок, но препятствовала созданию имеющегося у марки единого стандарта качества обслуживания клиентов. Кроме того, в России в то время активно практиковался ввоз из-за границы автомобилей с пробегом. Таким образом, оценить общий парк автомобилей было практически невозможно. Что же касается создания филиала, то нам предварительно нужно было решить много задач: изучить и климатические условия, и качество местных дорог, и манеру вождения в России… Сегодня в группе PSA есть так называемая «Белая книга», которая содержит информацию о том, какие спецификации автомобилей нужны той или иной стране. Есть в ней и данные о том, какие автомобили нужны на российском рынке. И вы были правы, когда говорили о важности сервиса: одной из наших главных задач в 90-е годы было создание склада запчастей. Это было необходимо не только тем нашим клиентам, которые приобретали автомобили у импортеров, но и владельцам подержанных автомобилей, которые параллельно ввозились в Россию.

Что касается работы в Казахстане… это была калька с бизнеса PSA в России, или здесь, в Казахстане, были свои особенности?

Есть два важных момента. В России у нас был накоплен большой опыт, и сегодня автомобили, которые продаются в Казахстане, по своим техническим характеристикам абсолютно идентичны российским. Но стратегия бизнеса в Казахстане, где мы появились в 2013 году, совершенно другая, она связана с промышленным производством. Казахстан находится далеко от Европы, и этот логистический момент мог бы серьезно сказаться на цене автомобилей, если бы государство не предусмотрело систему налоговых льгот, возможность введения которых и дает локальное производство в городе Костанай. Все это и ведет к отличию ведения бизнеса: в России у нас есть филиал группы PSA плюс дилерская сеть, а в Казахстане завод и сеть из восьми дилеров. В сфере наших интересов еще и Узбекистан, и мы недавно подписали соглашение о создании там совместного предприятия по производству коммерческих автомобилей.

Мы с вами встречаемся на выставке, проходящей под названием «Энергия будущего». Каков в этом плане вектор развития группы PSA?

Вы уже видели наш стенд на выставке (см. материал «Peugeot. Настоящее и будущее» на стр. 84 — прим. автора), и он в некоторой степени дает ответ на ваш вопрос. Сама выставка посвящена не только и не столько производству энергии и ее использованию, она демонстрирует возможности, которые позволят сократить добычу ископаемых источников энергии и выбросы вредных веществ в окружающую среду. Поэтому на нашем стенде мы, с одной стороны, представляем гибридный двигатель будущего поколения, который позволяет сократить и потребление энергии, и выбросы, а с другой стороны показываем, что кроме этих двух составляющих развития компании есть еще и третья. Я имею в виду обеспечение мобильности, т.е. возможность передвижения не только на автомобиле. Поэтому на нашем стенде помимо гибридного автомобиля Quartz представлены электрические скутер, велосипед и самокат. Если конкретизировать, то стратегия развития PSA определяется просто. С одной стороны, это производство красивых и надежных автомобилей. В зависимости от нужд клиентов в разных странах компания будет производить автомобили с классическими видами ДВС, автомобили с гибридными системами и полностью электрические автомобили. Недавно министр экологии Франции заявил, что к 2040 году все автомобили, передвигающиеся по дорогам Франции, будут иметь электрические двигатели. Второе наше предназначение, которое появилось недавно, — производство средств, обеспечивающих нашим потребителям доступную мобильность. Недавно у нас появилась компания Free2Move, цель которой предоставить возможность легко и быстро передвигаться с минимальной затратой собственных сил и с минимальным потреблением энергии.

Верите в светлое и близкое будущее электромобилей в России?

Россия — это страна с большим потреблением энергии, что в немалой степени связано с различными климатическими зонами. В то же время Россия — европейская страна, и неизбежно, в том, что касается технологий, будет быстро развиваться в том же направлении, что и вся Европа. Но есть вопрос, на который я не смогу ответить. Россия — это страна с сильной нефтедобывающей отраслью. Отсюда вопрос: будет ли воля правительства развивать электрическую составляющую в стране, где добывается так много нефти? Как вы понимаете, вопрос остается открытым.

Если бы вы были министром транспорта России, что бы сделали для того, чтобы активизировать интерес к электромобилям?

Во-первых, как это уже делается в европейских странах, частично субсидировал бы покупку электромобилей. Во-вторых, провел бы кампанию по благоустройству паркингов, создав там инфраструктуру для подзарядки аккумуляторов электромобилей. К примеру, еще два года назад во Франции 70 % проданных автомобилей были с дизельными двигателями. Это было связано и с системой налогообложения, и с тем, что содержание дизельного автомобиля обходилось дешевле. Клиент всегда покупает то, что выгодно. Не думаю, что французский потребитель больше заботится об экологии, чем потребитель в России. И если государство намерено активизировать приобретение электромобилей, нужно сделать все для того, чтобы эта покупка была выгодной. А наша задача — предложить клиенту именно тот автомобиль, который он хочет приобрести.

В то же время ряд специалистов, как, например, в компании Audi, уверены, что в ближайшее 10-летие позиции ДВС по-прежнему будут сильны, и эти моторы будут доминировать.

С этим нет смысла спорить. Если мы посмотрим на историю развития ДВС, то увидим, что оно происходило исходя из введения определенных норм и стандартов. К примеру, инженеры должны были ответить на введение в Европе норм Евро-6. В России норматив Евро-5, в Узбекистане Евро-2… Я согласен, что и у дизельных, и у бензиновых двигателей жизнь будет столь долгой, насколько будет возможна их эволюция в связи с теми или иными экологическими нормами. Этот процесс идет и в группе PSA — те моторы, которые не соответствуют экологическим нормам, мы не устанавливаем на автомобили. Но, к примеру, у нашего 3-цилиндрового дизельного мотора еще есть потенциал для эволюции. Во Франции существует такая мудрость: не стоит спешить с правильными решениями. В Volvo недавно объявили, что они будут сворачивать процесс разработки ДВС и сконцентрируются на электромоторах. Мне кажется, что это решение принято неоправданно рано.

Давайте отвлечемся от автомобилей и завершим интервью делами житейскими. Благодаря вашей работе вас вполне можно считать человеком мира. А как вы относитесь к кухням разных стран? Какая из них вам больше по вкусу?

В PSA я работаю уже 42 года, и из них 30 лет в разных странах мира. К счастью, мой организм нормально воспринимает любую кухню. Что касается пристрастий, то не хочу показаться шовинистом, утверждая, что больше всего мне нравится кухня французская. Тем более что это не так. В каждой стране есть блюда, которые мне особенно нравятся. Например, в Китае готовят интересные блюда в сочетании с кисло-сладкими соусами, придающими им необычный вкус, а в России мне всегда нравилось достаточно простое блюдо — блины с икрой лосося. Если говорить о Латинской Америке, то там готовят исключительное барбекю. Но вкус любой кухни хорош, когда трапезу делишь с друзьями. Кстати, это может быть продолжением ответа на ваш первый вопрос о том, что общего между русскими и французами.