Интервью
Главная  /  Интервью  /  Игорь Бойцов: «Мы — лучшие»

Игорь Бойцов:
«Мы — лучшие»

В середине октября Санкт-Петербургский завод Nissan переходит на двухсменный режим работы, и объем продукции, выпускаемой этим предприятием, по предварительным прогнозам вырастет почти на четверть. Об особенностях производства и планах развития завода нам рассказал его директор Игорь Бойцов

Есть ли какие-либо особенности производства на заводе, находящемся в России? Или есть жесткие стандарты компании Nissan, которые не зависят от географии?

Есть и то, и другое. Если говорить о стандартах, то они, безусловно, есть, и на заводе в Санкт-Петербурге эти стандарты Nissan выполняются на все 100 %. Это касается и технических стандартов, и оборудования, которое используется для выпуска автомобилей Nissan, и качества тех самых автомобилей. Если говорить об организации производства, то существует «Производственная система Альянса», которой и определяются все основные параметры, по которым строится производство на заводах Nissan во всем мире. И мы не только на те же 100 % соответствуем всем требованиям компании Nissan, но и по отношению к другим заводам Альянса наше предприятие сегодня находится на очень хорошей позиции. Что касается качества продукции, то по этому показателю в 2012 и 2013 годах наш завод в соперничестве с другими заводами вод в соперничестве с другими заводами Nissan был удостоен наград. Таким образом, по целому ряду показателей мы являемся лучшим заводом компании.

Молодое предприятие, новое, современное оборудование… В этом причина успеха?

В том числе и в этом. Действительно, у нас достаточно молодое предприятие, на котором работают молодые амбициозные сотрудники, которые хотят, чтобы автомобили, производящиеся в Санкт-Петербурге, были исключительно отличного качества. Готов поделиться своим отношением к этому вопросу. В российском автомобилестроении я работаю с того момента, когда в нашу страну пришли первые иностранные производители автомобилей. И мне обидно слышать, когда люди, а тем более представители средств массовой информации, говорят о минусах российской сборки. Согласитесь, что на примере нашего завода мы смогли доказать, что не просто на хорошем счету в компании Nissan, а что мы — лучшие.

Недоверие к качеству сборки автомобилей в России — это, возможно, некий шлейф от того, что раньше происходило на АВТОВАЗЕ…

Я бы не стал во всем винить АВТОВАЗ — этот завод стал жертвой экономической ситуации в СССР. Вспомните 1980-годы, когда о «Жигулях» мечтали, а первые автомобили, сошедшие с конвейера Волжского автозавода, были действительно высокого качества.

Вернемся к наградам за качество, которых удостоен завод Nissan в Санкт-Петербурге. На заводе есть какие-то особые меры контроля качества?

Нет, контроль качества — это лишь мера, не допускающая выхода брака за ворота завода. Самое важное — это правильное построение технологического процесса. Это, если хотите, базовая установка. Но есть и еще один важный момент — настрой и желание сотрудников. Если это есть, то и результат будет хороший. Мой хороший знакомый из Японии, который давно работает в автомобильной промышленности, на вопрос, что нужно для того, чтобы делать автомобили отличного качества, ответил: «Когда каждый сотрудник вашего предприятия захочет, чтобы автомобили были без единого дефекта, они будут без единого дефекта».

На вашем предприятии все так?

Мы к этому стремимся.

Но, кроме желания, у сотрудников должны быть и другие стимулы…

Безусловно, но это уже обычные процессы, базовые вещи: нужно платить достойную заработную плату, поощрять достижения, в том числе и премиями, награждать за поступки, выходящие за рамки ежедневных обязанностей. Не менее важна и возможность карьерного роста. Это в целом, но мотивация — штука достаточно индивидуальная. А еще важно уметь воспитывать руководителей. Если на местах руководят хорошо обученные профессионалы, то наличие такого руководства само собой мотивирует людей.

Ваш завод представляет японскую компанию, а о командном духе на японских предприятиях ходят легенды. Есть что-то подобное на заводе Nissan в Санкт-Петербурге? И если Team Spirit существует, помогает ли это избежать текучки кадров?

 

Безусловно, есть, и люди дорожат работой на нашем заводе. Доказательством является большое число сотрудников, которые пришли к нам еще на стадии строительства завода и до сих пор у нас работают. В прошлом году мы отметили 10-летие предприятия, а в этом году будем вручать награды тем сотрудникам, которые стояли у самых истоков завода. Таких у нас 45 человек. Так что проблемы текучки кадров у нас не существует.

Интересно, что в момент наибольшего падения автомобильного рынка завод продолжал наращивать производство. Понятно, что чем больше объемы производства, тем ниже его себестоимость, но есть и опасность затоваривания — спрос на автомобили в тот момент был низким.

Действительно, объемы производства влияют на себестоимость производственных процессов, но в не меньшей степени на нее влияют усилия самих сотрудников. Экономия — это такая же производственная задача, как, скажем, качество продукции или охрана труда. Над этим нужно работать, есть инструменты, которые мы применяем, чтобы сократить себестоимость. Что касается второй части вопроса, то спрос на новые автомобили постепенно восстанавливается, и мы должны этой тенденции следовать. Если говорить об объемах производства, то их определяет потребность рынка, ситуацию на котором мы тщательно отслеживаем. Мы выпускаем ровно столько автомобилей, сколько востребовано клиентами — наша система достаточно хорошо адаптирована к тому, чтобы не было затоваривания. Вы, конечно, прекрасно помните ситуацию в годы кризиса, когда производителям было сложно предвидеть развитие событий, и предложение значительно превышало спрос. Именно тогда в лучшей ситуации оказались те, кто смог быстро адаптировать производство к новым условиям.

Вернемся ко дню сегодняшнему. Качество автомобилей во многом зависит от комплектующих. Насколько серьезен тендер ваших поставщиков? И насколько высок процент локализации поставок?

Начну со второй части вопроса. Локализация серьезно влияет и на гибкость производства, и на его себестоимость. Если большую часть комплектующих мы везем из-за границы, то их стоимость в значительной степени будет зависеть от колебания курса валют. Нам же нужно как можно быстрее реагировать на требования рынка, но без негативного влияния на собственное финансовое положение. В то же время процесс локализации невозможен без обеспечения надлежащего качества комплектующих. Поэтому отбор поставщиков очень жесткий, он начинается с этапа их одобрения компанией, проведения соответствующих аудитов. Но, несмотря на всю требовательность отбора, мы готовы помогать нашим поставщикам: существует такое понятие, как «развитие поставщиков». У нас есть специальное подразделение, которое занимается этим вопросом. И, разумеется, проблемы поставщиков не должны доходить до клиента. Что касается уровня локализации, то в среднем для консорциума (альянс «Рено–Ниссан», АВТОВАЗ, КАМАЗ, «Мерседес-Бенц Трак») он составляет 64 %.

Процент локализации будет увеличиваться, и это положительный факт. Но наверняка вам приходится слышать и такое мнение, что качество того, что произведено в России, не всегда хорошее.

Как я уже говорил, оценка качества комплектующих начинается еще на уровне выбора поставщика. Проверки качества многоуровневые: сначала аудит у поставщика, затем комплектующие проходят инспекцию при поступлении на завод, и в заключение тщательную проверку проходят автомобили, сошедшие со сборочного конвейера. Боюсь, что те, кто говорит, будто при производстве наших автомобилей используются комплектующие неподобающего качества, пользуются не фактами, а слухами. Увеличение уровня локализации — это благо, и при надлежащем построении схемы производства этот процесс не может негативно повлиять на качество конечного продукта. В то же время мы внимательно прислушиваемся к мнениям клиентов, исходящих из разных источников, анализируем их, и если видим проблему, стараемся решить ее как можно быстрее. Я сейчас говорю не столько о претензиях клиентов — их немного, сколько о пожеланиях. Например, ежегодно в палитре наших автомобилей появляются один-два новых цвета. И это то, что хотели наши клиенты. И еще о недоверии к российской продукции: ведь нет же у наших оппонентов недоверия к качеству производимых в России танков или ракет. Почему в немилость попала автомобильная промышленность?

Сложность российского рынка состоит еще и в том, что мало произвести автомобиль по европейской спецификации. Нужно адаптировать его для эксплуатации в условиях России.

Для этого у нас на заводе есть инженерный центр, где трудятся, в том числе, инженеры из Японии и Великобритании. Одной из их основных задач как раз является адаптация наших моделей сообразно местным условиям эксплуатации. Перед тем как с конвейера нашего завода начала выходить модель Qashqai, мы внедрили порядка 200 различных изменений, чтобы подготовить этот автомобиль под требования российского рынка.

Насколько я знаю, часть комплектующих производится непосредственно на заводе.

Действительно, на нашем заводе есть собственный цех штамповки, а еще мы производим и красим бамперы для наших автомобилей. И последняя позиция нехарактерна для европейских заводов: бамперы, как правило, производят сторонние поставщики. Кроме того, у нас есть поставщики, которые работают непосредственно на заводе, например производитель приборной панели.

Предполагается ли поставка комплектующих с вашего завода на другие заводы Nissan?

Да, мы рассматриваем такие варианты и даже проводили соответствующие тестирования. Во всяком случае, наши бамперы мы уже экспортируем в Европу — это был большой проект, которому предшествовали все необходимые этапы подготовки и тестирования. Выпускать бамперы мы начали в сентябре 2016 года, и на сегодняшний день произведено более 4000 штук. Это направление мы будем развивать. Думаю, в нашей экспортной номенклатуре появятся и другие автокомпоненты. Но для развития экспортного направления необходима поддержка государства, которая, надеюсь, будет, если автомобильный рынок продолжит прогрессировать. Говоря о поддержке, я имею в виду субсидии, в том числе на логистику, компенсацию логистических затрат. Кроме того, экспортные поставки возможны только в том случае, если произведенные автокомпоненты будут конкурентоспособны. И, конечно же, нужно иметь необходимые объемы производства.

Во всяком случае, объемы производства автомобилей на вашем заводе точно вырастут — я знаю, что объявлен набор сотрудников на завод Nissan.

Рынок постепенно выздоравливает, и мы ожидаем увеличение производства автомобилей — по сравнению с прошлым годом, по нашим прогнозам, он увеличится на четверть. И для этого нынешних производственных мощностей при работе в одну смену нам недостаточно. В связи с этим компанией принято решение о вводе второй смены численностью около 450 человек, которая начнет работу уже в середине октября. Отбор кандидатов у нас достаточно жесткий. Не в том смысле, что мы предъявляем завышенные требования к образованию или техническим навыкам. Нам важно, чтобы сотрудник был готов к работе в соответствии с нашими стандартами и требованиями. Работа на конвейере достаточно тяжелая, поэтому необходимы некоторые тесты, определяющие, готов ли человек выполнять конвейерную сборку. В том числе и психологически. Еще мы здесь много говорили о качестве, и поэтому на первых порах работу новичков нужно будет тщательно контролировать. Ошибки с их стороны возможны, и это не является проблемой. Важно, чтобы результаты этих ошибок не дошли до конечного потребителя нашей продукции. И наша задача при введении второй смены не просто сохранить наш уровень качества, а постоянно это качество повышать.

Увеличение объемов производства на вашем заводе настраивает на оптимистический лад — значит, в нашей экономике действительно заметно оживление. Но не могу не спросить, можно ли в ближайшее время ожидать новые запуски на заводе Nissan в Санкт-Петербурге?

Безусловно, можно. В мае и июне были анонсированы обновленные модели Qashqai и X-Trail, и они обязательно попадут на наш завод. В Европе продажи этих автомобилей уже начались, и нам потребуется некоторое время для их адаптации к российским условиям эксплуатации и локализованному производственному процессу. После этого у нас начнется полномасштабное производство этих моделей.