Гараж
Главная  /  Гараж  /  Завод Bridgestone в России. Стратегический объект
[

Завод Bridgestone в России

]
Завод Bridgestone в России.Стратегический объект
Чуть больше года прошло с того момента как новый завод Bridgestone, построенный в Ульяновске, начал выпуск продукции — радиальных шин для легковых автомобилей. Так глобальная цепь японской корпорации приобрела еще одно важное звено.

ПОМНИТЬ ОБ ИСТОКАХ

В Bridgestone об истоках действительно не забывают, и на каком бы континенте не проходила презентация, она непременно начинается с истории компании, основателем которой был Седзиро Исибаси. Тем более что и само название Bridgestone происходит от фамилии Исибаси, в переводе с японского означающей что-то вроде «замкового камня моста». Английскую литерацию в названии своей компании Исибаси-сан использовал не случайно — он с самого начала планировал строить глобальный бизнес. Начав с производства обуви, в которой использовалась и резиновая составляющая, Седзиро Исибаси в 1930 году задумал производство автомобильных шин, а годом спустя в своем родном городе Курумэ основал акционерную компанию «Бриджстоун Тайер». Не заставили себя долго ждать и планы глобализации: уже в 1936 году началось производство шин Bridgestone на заводах Китая, Кореи и Тайваня. Но сами представители Bridgestone считают, что по-настоящему глобальной компания стала в начале 1990 х. Реальный выход на международный рынок состоялся после того как в 1988 году была приобретена компания Firestone. Разумеется, путь глобализации, завещанный Исибаси, постоянно требовал внушительных инвестиций, но уже в 1993 году компания Bridgestone начала работать с прибылью. Как разрослась компания, которой уже более 80 лет, можно проиллюстрировать такими цифрами: если изначально на предприятии Седзиро Исибаси трудились 144 сотрудника, то сегодня на предприятиях Bridgestone работают более 144 000 человек.

завод Bridgestone

Контроль качества, как инструментальный, так и визуальный.

РАССТАВИВ ПРИОРИТТЫ

Сегодня основным продуктом Bridgestone являются шины — это 83 % производства компании. И ассортимент самый широкий: от шин для легковых автомобилей до шин для самолетов. Особым сегментом являются шины для сельскохозяйственной техники. Широкий спектр предложений и в том сегменте, который составляет 17 % продукции: резинотехнические изделия для автомобилей, амортизирующие прокладки, использующиеся при строительстве в сейсмоопасных зонах, конвейерные ленты, спортивные товары... Компания Bridgestone располагает 171 предприятием в 26 регионах по всему миру, и 50 из них — это заводы по производству шин. Разработки ведутся в шести научно-технических центрах, а для испытания продукции компания Bridgestone располагает десятью собственными полигонами. Даже свои, вернее подконтрольные, рощи каучуконосной гевеи у Bridgestone есть.

Технический директор ООО «Бриджстоун Тайер Мануфэкчуринг СНГ» Тэцуо Сасаки.

СОГЛАСНО СТРАТЕГИИ

«Завод, на котором вы находитесь, — новейшее предприятие компании Bridgestone. Он построен буквально с нуля, но это часть нашей глобальной структуры, а значит, он ничем не отличается от других предприятий компании», — так начал знакомство журналистов (а это был первый визит представителей федеральных СМИ) с заводом в Ульяновске генеральный директор компании «Бриджстоун СНГ» Джеффри Гловер. Инвестиции в строительство завода составили 350 млн долларов США, и это говорит о том, что развитие бизнеса в России носит для корпорации Bridgestone стратегический характер. Но в связи с этим возникает вопрос: почему был выбран именно Ульяновск? Джеффри Гловер назвал три причины. Во-первых, здесь есть достаточно большой инженерно-технический ресурс. Во-вторых, Ульяновск, располагающий и автомобильным, и железнодорожным, и авиационным, и даже водным сообщением, удобно расположен в плане логистики. В-третьих, начинание Bridgestone сразу нашло поддержку правительства Ульяновской области. И еще об одной важной причине упомянул Джеффри: содержать здесь завод выгодно с точки зрения расходов. Располагается завод, собственниками которого являются Bridgestone Corporation и Mitsubishi Corporation (10 % активов), на площади более 80 га. Что касается хронологии, то все происходило удивительно быстро: в апреле 2013 г. было подписано инвестиционное соглашение между учредителями и правительством Ульяновской области, в том же месяце было зарегистрировано ООО «Бриджстоун Тайер Мануфэкчуринг», а через год начались строительные работы. Запуск коммерческого производства был датирован 12 декабря 2016 года, а 25 мая прошлого года состоялось торжественное открытие завода.

В портфолио завода сегодня десять моделей (шесть летних и четыре зимних), включая новинки нынешнего летнего сезона — модели Alenza 001 Dueler A/T 001. Если говорить о потенциале завода, то его максимальная проектная мощность — 12 000 шин в день, а производственные участки готовы принять 800 сотрудников (сейчас здесь работают более 500 человек). При сегодняшней загрузке первой очереди завода его сотрудники планируют в нынешнем году изготовить порядка 1 млн шин, а в дальнейшем эта цифра может быть удвоена. Тем более что в планах есть и активное развитие экспорта, причем не только в страны СНГ, но и в Европу. Разумеется, завод полностью готов к расширению ассортимента, в том числе к выпуску шин для коммерческого транспорта, но, как говорил Джеффри Гловер, номенклатура будет целиком зависеть от потребностей рынка.

Пока работает только 50 машин для вулканизации, но скоро будут запущены еще 20.

Наших потребителей, конечно же, в первую очередь волнует качество продукции. То, что лично я увидел в производственных цехах ООО «Бриджстоун Тайер Мануфэкчуринг СНГ», сомнений в качестве не вызывает. Но этот «контрольный вопрос» я просто обязан был задать Гловеру. И в этом я точно был не первым — Джеффри только развел руками: «В корпорации Bridgestone технологии и процессы контроля качества стандартизированы по всему миру. И мы всячески стараемся бороться с мифом о том, что шины, произведенные в Японии, чем-то лучше тех, что произведены на предприятиях Bridgestone в других регионах».

Склад готовой продукции. Его территория готова к существенному расширению производства.

«МЫ — ГЛОБАЛЬНАЯ КОРПОРАЦИЯ»

На посту генерального директора ООО «Бриджстоун СНГ» Джеффри Гловер работает недавно, но с российской экономикой знаком не понаслышке — он уже занимал руководящие посты на ряде российских предприятий. Тем интереснее была наша беседа.

— Вы работали аналитиком в области экономики стран Восточной и Центральной Европы, а затем занимали руководящую должность в совместном предприятии GM-АВТОВАЗ. Изменился ли за это время ваш взгляд на российскую экономику? И изменилась ли за этот период сама экономическая ситуация?

— Я изучал классическую экономику, которая предполагает работу с конкретными данными. А это взгляд в плоскости. Но при непосредственном погружении в экономические процессы вы видите и внутреннее содержание. А если не умничать, то у российской экономики есть отличный задел к росту. И я бы не потратил на работу в России десять лет, если бы не был в этом уверен. Как, впрочем, в этом уверена и компания Bridgestone. Отличная страна, отличные люди — у меня здесь нет прямых родственных связей, но мне здесь нравится. Если же анализировать только цифры, то в третьем и четвертом кварталах прошлого года мы, к сожалению, могли наблюдать снижение темпов роста. А значит, о стабилизации экономики пока рано говорить. Но есть и положительная динамика, и она обязана... санкциям. Сложившаяся ситуация заставила Россию искать внутренние резервы для экономического роста. Довольно забавно, что все это об экономике России говорит американец, но у нас с вами не политическая дискуссия, мы говорим исключительно о цифрах. Если вы хотите расти во внешнюю среду, то нужно, чтобы и внутри все было хорошо. И в этом отношении санкции были полезны, мы увидели реальный рост в инфраструктурных проектах, некий фундамент, который в дальнейшем обеспечит стабильный экономический рост. И я уверен, что Россия — это то место, куда нужно инвестировать и где надо работать. И те, кто этого не делает или по каким-то причинам ушли из России, упускают большие возможности. К примеру, мой бывший работодатель — компания GM. Компания Bridgestone приняла иное решение, которое не было политически мотивировано, а было принято исходя из долгосрочных перспектив.

— Насколько стратегия российского представительства Bridgestone соответствует позиции штаб-квартиры компании? Или у него есть определенная свобода действий, связанная с региональными особенностями бизнеса?

— Инвестиции в Россию и конкретно в строительство завода в Ульяновске — это решение штаб-квартиры. И здесь мы целиком следуем курсу глобальной стратегии. Мы исполнители. Но мы единый организм, и глобальное присутствие Bridgestone — одно из наших преимуществ. Мы занимаем лидирующую позицию в Азии, у нас большие продажи в Америке, особенно после того как мы купили компанию Firestone и совместно этот бренд развиваем. У нас сильные позиции в Европе и на растущем рынке Китая, возможности которого трудно переоценить. Следуя глобальной стратегии, мы должны присутствовать на всех рынках. А с постройкой завода в Ульяновске мы серьезно упрочили свои позиции в России. А вот еще один пример того, как работает общая стратегия, в том числе и в регионах. Bridgestone продает шины в России уже лет двадцать, но это были поставки из Японии или с европейских и азиатских рынков. Но в прошлом году мы начали, пусть и небольшими партиями, экспортные поставки. Причем не только в Белоруссию, Казахстан и на Украину, но и в Европу. И объемы таких поставок мы будем наращивать. Нас ничто не останавливает и от поставок на более дальние рынки; важно, чтобы подобные экспортные операции были прибыльными для корпорации. Но есть и другой вид поставок, которые мы развиваем. Например, поставки синтетического каучука, который производится в России. При этом мы не просто развиваем локальных поставщиков, включая их в структуру нашей большой корпорации. Мы готовы знакомить их с другими рынками, дать им возможность поставлять продукцию в Японию, Европу, Китай. И в этом прелесть глобальной сети.

— История, касающаяся зимних шин. Инженер одной из конкурирующих компаний, тоже японской, в разговоре заметил, что Bridgestone предлагает для России те же шины, которые разрабатывались для рынка Японии и тесты которых проходили на острове Хоккайдо. Да, говорил он, зима в Японии тоже присутствует, но снег по своей структуре отличается от европейского или скандинавского. Сможете это прокомментировать?

— Во-первых, шины, которые мы продаем в России, как минимум отличаются от европейских вариантов: мы прекрасно знаем, что российские дороги требуют более жестких боковин и ряда других конструктивных изменений. То есть они технологически ориентированы на то, чтобы соответствовать клиенту. Формула резиновой смеси также адаптирована к условиям рынка. Что же касается снега... Послушайте, но снег в Сочи тоже отличается от снега в Мурманске, а тот отличается от снега на Сахалине или в Якутии. Россия огромна, и здесь необходимы компромиссы. Давайте помечтаем. Если мы разделим Россию только по климатическим признакам, то и здесь можно предложить разные варианты компаунда, рисунка протектора и т. п. У нас есть технологии, позволяющие более четко сегментировать рынок, но для этого должен быть спрос. И если потребитель захочет развивать это направление, мы готовы его поддержать. Теперь о Хоккайдо. Мы должны быть уверенными, что наша продукция хорошо работает в разных частях рынка, и для этого используем разные полигоны. Но мы часть глобальной структуры с большими объемами, и заниматься «тонкой настройкой» под конкретный регион смысла нет. Зачем делать шины только для Албании? Но мы можем продавать шины с нашего завода, к примеру, в Швецию. Тут палка о двух концах: мы, конечно же, обязаны учитывать потребности покупателей, но не создавая большие проблемы собственному бизнесу. И важно не упустить другие большие возможности для сбыта. У нас вполне конкурентоспособный ассортимент, и это позволяет нам неплохо вести дела на рынке.

— Вернемся к заводу. Если завод выйдет на проектную мощность, то эту дополнительную продукцию нужно будет продать. Но рынок имеет определенную емкость...

— Нам нужно быть более агрессивными в маркетинге и лучше развивать каналы продаж. Например, продажи онлайн. Мы считаем, что емкость рынка около 35 млн шин, и 20 % от этого количества продается онлайн. Этот канал ежегодно растет примерно на 14 %. А мы там почти ничего не продаем! Даже развивая уже существующие возможности продаж через Интернет, мы легко можем загрузить фабрику объемами. И мы настроены всерьез занять эту нишу.

— Интернет — это хорошо, но в реальном магазине клиент может получить консультацию продавца. Если, конечно, продавец «в теме»…

— Согласен. Если вы ошибетесь с выбором в интернет-магазине, вам просто привезут четыре больших куска резины не того размера. Цена ошибки тут велика — мы можем потерять клиентов. Для того чтобы сделать правильный выбор, нужно знать ответы на многие вопросы, учитывать и манеру вождения, и места приоритетного использования автомобиля. Тем не менее клиенты уже привыкли покупать шины через Интернет и оставлять отзывы. Важно, чтобы информация, которая размещается в сети, была правдивой. Или вообще была. В любом случае нужно развивать и тот и другой каналы. Лично я предпочитаю покупать шины в магазине. И мы активно развиваем сеть фирменных магазинов Pole Position, где знающие продавцы всегда помогут вам с выбором.

— Конкуренция на рынке шин чрезвычайно велика. Что заставит покупателя выбрать шины Bridgestone? Приведите, скажем, три аргумента.

— Во-первых, мы всегда предлагаем лучшее качество, доступное на рынке. Во-вторых, в основе генетической структуры нашей компании лежат инновации, и, покупая наши шины, вы приобретаете самый инновационный продукт. Будучи глобальной корпорацией, мы тратим на инновации больше, чем другие игроки этого рынка. И мы стараемся, чтобы любая наша новая модель была не только лучше своей предшественницы, но и лучше, чем у конкурентов. И самый важный аргумент — это вопрос безопасности. Автопроизводители ставят безопасность во главу угла, но если вы экипируете свой автомобиль плохими шинами, все, даже самые современные системы помощи водителю могут оказаться бесполезными. Ведь сажаем же мы детей в специальные кресла — почему же, выбирая шины, мы не думаем о собственной безопасности?